08.11.12 Комитет ГД по охране здоровья проводит парламентские слушания

08.11.2012
С Т Е Н О Г Р А М М А
 
парламентских слушаний Комитета по охране здоровья
на тему: "Законодательное обеспечение сокращения потребления табака на территории Российской Федерации"
 
Здание Государственной Думы. Малый зал.
8 ноября 2012 года. 15 часов.
 
 
 
Председательствуют председатель Комитета по охране здоровья С.В.Калашников и первый заместитель председателя Комитета по охране здоровья Н.Ф.Герасименко.
 
Калашников С.В. Уважаемые коллеги, начнем? Начнем.
Мы сегодня обсуждаем достаточно значимый для всего общества законопроект о сокращении потребления табака на территории Российской Федерации. Законопроект называется более сложно, однако суть его всем известна и давно уже обсуждается в Российской Федерации. Могу сказать только одно, что законопроект не выходит за рамки Конвенции об ограничении потребления табака, которая была подписана Российской Федерацией в 2008 году, и полностью соответствует международной практике. Но понятно, что в каждой стране в рамках той культуры, которая сложилась, тех особенностей, всегда существуют определённые специфические нюансы, которые, конечно же, Государственная Дума должна учесть при рассмотрении данного законопроекта.
Полностью поддерживая данный законопроект, Комитет по охране здоровья хотел бы обсудить на сегодняшних парламентских слушаниях перед первым чтением те основные, скажем так, не болевые точки, они не болевые, они просто, скажем так, проблемные или для некоторых категорий конфликтные, которые содержатся в данном законопроекте, с тем, чтобы депутаты действительно приняли законопроект, объективно удовлетворяющий общество. 
Первое слово я хотел бы предоставить Сергею Михайловичу Миронову - руководителю фракции "Политическая партия "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".
Миронов С.М. Уважаемые коллеги!
Вопрос, который мы сегодня обсуждаем, безусловно, очень важен. Дело в том, что все здесь собравшиеся отдают себе отчёт, каков уровень и какова угроза со стороны вот табакокурения и каковые реальные последствия непринятия своевременных государственных решений.
Я думаю, что здесь можно не останавливаться на статистике, она хорошо известна, просто ещё раз назову одну цифру. В год от заболеваний, вызванных табакокурением, умирает более 300 тысяч человек. Это в сумме больше, чем все, кто погибает в дорожно-транспортных происшествиях, от наркотиков, от СПИДа, от убийств и от самоубийств вместе взятых. Поэтому эта как раз цифра, очень характеризующая ситуацию в нашей стране. В то же время мы знаем, что Россия является третьей страной по рынку потребления табака. Это тоже очень важный фактор, который мы должны учитывать. Ещё одна цифра. 43 миллиона курящих в Российской Федерации. И вот я прошу сейчас особенно последнюю цифру зафиксировать, потому что я к ней ещё вернусь.
Полностью поддерживаем идеологию и смысл данного законопроекта, который внесен правительством. Считаем, что государству давно нужно начинать серьёзно ограничивать, в том числе и те процессы, которые происходят, когда некурящие вольно или невольно уподобляются курящим, потому что они вынуждены ходить или находиться в помещениях, где курили, так называемое происходит пассивное курение. И это тоже, конечно, не способствует здоровью.
Но когда мы говорим о конкретных мерах, которые предлагаются, мы должны четко отдавать себе отчёт. Я бы разделил вот все идеи, которые предложены в данном законопроекте на две составляющие. Первая - это ограничение и абсолютно правильно мест для курения. То есть мы локализуем возможность курильщиков до минимума. И вот здесь я считаю, что это абсолютно логично и правильно. Привыкли же все, что во время даже самых длительных перелетов рейсов любых самолетов любых авиакомпаний, как правило, объявляется рейс некурящим. Ничего. В этой связи все, что касается транспорта, уж тем более любых объектов спортивных, любых объектов образовательных и культурных, мне кажется, это абсолютно правильная норма. И здесь именно так и нужно идти.
А вторая составляющая, которая ограничивает продажу табачных изделий. И вот здесь я поставлю очень такой большой вопросительный знак и, как говорили раньше, "ноте бена" - особое внимание. Почему? Вот я возвращаюсь к цифре 43 миллиона курящих. Вы знаете, я хорошо помню, в моем родном городе Ленинграде табачные бунты в конце 80-х. Я помню, как тогда шел мэр Собчак. Он лично выбивал вагоны с махоркой для того, чтобы хоть как-то ликвидировать. Озлобленные курильщики мужчины, в основном это представители рабочего класса, они готовы были идти и на Смольный. Если что не так, они готовы были идти пешком на Москву. Это были и не шутки. Это вот агрессия. Я помню, когда была перекрыта Садовая улица, когда в Апраксин двор утром не завезли очередную порцию этого зелья, я сам - человек не курящий и именно так это характеризирую.
Но в это связи давайте представим себе картинку. Если мы примем закон в том виде, в каком он есть, а именно: ограничение продажи табачных изделий только в городах на стационарных площадях площадью не менее 50 квадратных метров. Это значит, ни одного киоска не будет, где могли бы продавать табачные изделия.
Я думаю, что вы получали уже письма от представителей малого бизнеса, и 50 тысяч людей, оставшихся без работы, и много-много другое. Нужно и об этом думать. Но я просто я хочу предложить всем представить себе ситуацию. Вот выходит рабочий человек утром из дома, он едет на работу. По привычке он хочет, допустим, на автобусной остановке или где-то ещё в киоске купить пачку сигарет, а у него нет такой возможности. Бежать куда-то в какой-то универсам у него тоже не будет возможности. С работы он вышел, идет к привычному киоску, а его нет. Я вас уверяю, у нас начнутся те процессы, которые по сравнению с, так называемыми, митингами оппозиции покажутся просто цветочками.
Или, допустим поселки. Там, конечно, мудро сказано, что площадь магазина должны быть не менее 25 квадратных метров, то есть меньше. Но в то же время там, где нет вообще никакого или нет такого даже магазина, говорит, привозная. Тоже можно себе легко представить состояние жителей того или иного поселка.
Еще раз, я не приветствую табакокурение. Я считаю, что люди наносят себе огромный вред. И отдельная тема - это пропаганда здорового образа жизни, доступность спортивных секций и так далее... Это отдельная тема, и об этом тоже нужно говорить.
Но я бы сегодня, чтобы говорить предметно и конкретно, а не растекаясь мыслью по древу, обратил бы внимание как раз на статью 18-ю предлагаемого закона "Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака", где как раз пункты первый и второй говорят об этом.
Лично я буду настаивать, чтобы наша фракция вносила соответствующие поправки, потому что считаю, что здесь мы совершаем ошибку политическую. Потому что вот это недовольство озлобленных людей, я себе это представляю хорошо, потому что я это видел воочию. Это очень опасный прецедент.
Ведя борьбу, последовательную борьбу с сокращением возможности курить в тех или иных местах - это абсолютно правильное направление, сокращать, в том числе и продажу с точки зрения какого-то наведения порядка. Но здесь не надо уподобляться известной кампании борьбы ЦК КПСС с пьянством, когда виноградники вырубили. И мы видели, как возросло самогоноварение, как подпольно торговали чем бы то ни попадя. И в этой связи совершенно очевидно, появятся табачные изделия очень низкого качества с огромным содержанием никотина, и многое-многое другое мы увидим, потому что люди будут искать те или иные выходы.
И мне кажется, что здесь вот в наших рекомендациях парламентских слушаний, где говорится, что мы готовы принять, я бы настаивал на том, чтобы особое внимание обратить на статью 18-ю. Коль скоро законопроект внесен, концепцию менять уже не надо. Но всё-таки, тем более это не концепция, а всё-таки поправка. Я думаю, что если бы Государственная Дума сегодня приняла решение, чтобы в рамках второго чтения подготовить поправки, я, насколько знаю, здесь представители малого бизнеса находятся в зале, которых напрямую эта тема касается, я думаю, что совместно можно было бы каким-то образом эти вопросы отрегулировать. А так я боюсь, что увидим очередную кампанейщину со всеми вытекающими последствиями.
Мы запреты введем, народ курить, в конечном итоге, не бросит, со всеми вытекающими последствиями. И мы окажемся опять в ситуации, когда власть будет представлена неким злодеем, который мешает людям нормально, как они считают, жить.
Поэтому, завершая, ещё раз хочу сказать, полностью идеологически согласен с законопроектом. Считаю, что табакокурение - огромное зло, цифру я назвал, и с ним нужно бороться, но разумно, последовательно, с учетом всех обстоятельств, о которых я сказал. Спасибо за внимание.
Калашников С.В.Спасибо большое, Сергей Михайлович. (Аплодисменты.)
Коллеги, давайте договоримся о регламенте. Предложение следующее: основному докладчику - заместителю министра, статс-секретарю Минздрава предоставить 15 минут. На выступления предоставить по семь минут.
Герасименко Н.Ф. Два доклада.
Калашников С.В.Два доклада, да.
Два докладчика. От комитета ещё. На выступления предоставить семь минут, на короткие реплики и вопросы, которые после выступления, предоставить до трёх минут. Основные вопросы докладчикам я предлагаю подавать в письменном виде, в виде записок. Те, кто просто хотели бы задать выступающим вопросы, будут иметь такую возможность. В конце парламентских слушаний мы уделим минут 20 на перекрёстные вопросы к любому выступающему. У меня большая просьба. Выступающих очень много, практически все присутствующие хотят выступить. Поэтому у меня большая просьба: соблюдать очень жёстко данный регламент.
А сейчас бы я хотел предоставить слово Сергею Фёдоровичу Вельмяйкину - заместителю министра здравоохранения, статс-секретарю министерства.
И я хочу передать ведение наших парламентских слушаний Герасименко Николаю Фёдоровичу - первому заместителю председателя комитета.
Вельмяйкин С.Ф. Спасибо.
Уважаемый Сергей Вячеславович! Уважаемые коллеги!
Как было абсолютно справедливо подчёркнуто и во вступительном слове председательствующего, и в выступлении Сергея Михайловича Миронова, тема, которую мы сегодня обсуждаем, она является не просто важнейшей, она является критически жизненно важной для нашей страны, для её народа, который массированными темпами вымирает из-за пагубного пристрастия к табакокурению. И мы сегодня, соответственно, на парламентских слушаниях обсуждаем тот проект федерального закона, который на эту тему внесло правительство.
Возможно, формат парламентских слушаний предполагает от меня сейчас некое сообщение на тему основного содержания проекта закона и рассказы о том, насколько он хороший, правильный и нужный, я не знаю. Но если это так, то я хотел бы от этого традиционного формата отступить по причине того, что документ этот обсуждается уже минимум года два и, как мне кажется, прекрасно знаком аудитории, в общем, очень профессиональной, которая здесь собралась. Мне бы хотелось поговорить и сказать о другом. Мне бы хотелось в порядке ремарок ли или реплик ли (расценивайте это как угодно) поговорить о тех основных, правильно их Сергей Вячеславович обозначил, проблемных моментах, которые сопровождают обсуждение этого закона, в частности, и вопрос табакокурения вообще.
Как вы знаете, в законопроекте предлагается целый ряд мер самого разного характера. Они носят где-то запретительный характер - это запрет на курение в определённых местах. Где-то этот характер не запретительный, а ограничительный, когда мы говорим о торговле. Где-то речь идёт о том, что мы какие-то дополнительные возможности гражданам предоставляем в связи с реализацией этого закона. Это касается права на получение медицинской помощи в связи с этим и так далее. На наиболее острые из этих моментов всегда обращают наше внимание и указывают нам на те или иные последствия (возможно, и негативные), к которым приведёт реализация этого закона. Здесь я должен сделать одно очень короткое отступление. Как правило, все выступления людей, которые оппонируют закону, начинаются с того, что я не курю, другим не советую. Политику по ограничению табакокурения и по распространению табака в стране всецело поддерживаю, детей своих оберегаю, но... А дальше текст законопроекта обычно разносится в дрова и ни одна из тех мер действенных, которые обкатаны во всём мире и которые приводят к значительному сокращению масштабов потребления табака, эти все меры критикуются и ни одна из них не поддерживается.
Я хочу остановиться на некоторых из этих аргументов. Мы запрещаем курение в значительном количестве общественных мест, в том числе, в ресторанах.
Нам говорят две вещи. Первая. Выручка у рестораторов понизится. Люди перестанут ходить в рестораны. У меня в связи с этим всегда возникает вопрос: а у нас, что, люди ходят в рестораны покурить? Как мне представляется, основной источник дохода ресторанной отрасли - это продажа готовых блюд, продуктов питания и продажа соответствующих сопутствующих этим блюдам алкогольных напитков. Насколько мне известно, может быть, я заблуждаюсь, но в ресторан люди ходят не покурить, в ресторан люди ходят покушать и пообщаться. Это первый тезис. Я бы понимал, если бы подобная дискуссия, она там, действительно, происходила, разворачивалась, например, в Великобритании, где существует, так называемая, культура пабов. Пабы - это места, где люди, извините, просто пьют.
Если кто-то когда-то бывал в Великобритании, то в любом пабе вы найдёте как минимум два зала, в одном из этих залов только пьют, в другом из этих залов можно покушать.
Мы могли бы слышать возражения рестораторов о том, что у них есть зал, где только пьют и туда люди приходят ещё и покурить, наверное, можно было бы обсуждать какие-то потери в этой части, но у нас нет этой культуры, это какие-то мифические потери.
Просто для сравнения. В 2003 году Норвегия приняла гораздо более жёсткий антитабачный закон. С 2004 года по 2010-й прибыль ресторанной отрасли и всей в целом индустрии гостеприимства выросла на треть, на треть. А почему? А потому, что люди туда в большем количестве стали ходить, люди больше не сидят в табачном дыму, люди не вынуждены нюхать как за соседнем столиком кто-то курит, люди просто стали с большим удовольствием посещать эти места, оставлять там большие деньги по основному назначению.
Второй тезис, оттуда же. "Вы выгоняете людей на улицу, они будут больше болеть, у нас холодная северная страна".
Вы знаете, есть такой город Онкоридж, он гораздо более холодный и более северный, абсолютно бездымный.
Есть такой город Осло, он находится, с точки зрения географии, абсолютно на одной широте с Санкт-Петербургом, и с огромным количеством наших северных городов. Вы знаете, когда мы норвежских коллег спросили: "Не было ли у них всплеска респираторных заболеваний в связи с тем, что они курильщиков заставляют выходить на улицу?" Коллеги ну просто смеялись, смеялись и говорили: "Ну в России, наверное, так же, как и в Норвегии, есть тёплая одежда и курильщик, выходя зимой туда покурить, наверное, её одевает".
Мы можем пойти по другому пути, как сделала Великобритания, они позаботились о своих курильщиках, они обязали каждое заведение, где кормят, делать специальный навес с тем, чтобы выходящие на улицу курильщики не мокли под дождём, дожди, как мы знаем, для Великобритании они более актуальны. Мы такие меры вполне можем обсудить, если есть какая-то дополнительная обеспокоенность за здоровье людей, которые курят, хотя статистика свидетельствует об обратном. Статистика свидетельствует о резком сокращении количества респираторных заболеваний, поскольку гораздо вреднее холодной погоды для здоровья человека привычка курить.
Следующее. Нас деятели культуры в основном упрекают в том, что мы фактически запрещаем табачным компаниям помогать учреждениям искусства, учреждениям культуры в их деятельности, запрещаем давать им деньги, запрещаем благотворительность.
Коллеги, отвечая введённым в заблуждение деятелям искусства, хотелось бы напомнить, как у нас в стране однажды проходила кампания под лозунгом: "Не читал, но осуждаю" про Бориса Пастернака. Вот не читал, но осуждаю, это примерно то, что происходит в этой части с проектом закона.
Ещё раз, под стенограмму, под камеры, мы не запрещаем благотворительность, мы запрещаем спонсорство. Если уважаемая табачная компания, не буду её называть, оказывает помощь Большому театру и публикует эти данные в соответствии с корпоративным законодательством страны пребывания в своём отчёте перед акционерами - да мы только это приветствуем. Но почему каждый посетитель Большого театра на программке должен читать название этой табачной компании?! Это называется спонсорство, оно так называется во всём мире и оно во всём мире запрещено.
Следующее. Ещё один миф. "Вы запрещаете курить в общественных местах, значит, люди будут больше курить дома и будут обкуривать свои семьи и вредить здоровью своих близких и в особенности детей". Это миф. Миф этот связан с тем, точнее мифичность этого довода связана с тем, что люди, когда проходят вот такие массированные кампании, направленные на разъяснение людям последствий потребления табака, они просто больше начинают знать о том, что происходит, когда они потребляют сигареты. И, как правило, такого рода кампании они приводят к общему сокращению потребления сигарет, в том числе, и дома.
Нигде, ни в одной стране мира запрет на курение в общественных местах не приводил к массовому прокуриванию жилого сектора. Я вас уверяю, такого не произойдёт и у нас в стране. Ну не надо держать людей за, ну не хочется произносить плохое слово, ну за дураков, наверное, не надо, люди гораздо умнее, и когда с ними разговариваешь, когда им объясняешь, они это понимают. И никто, и это будут, я думаю, ещё не один человек будет здесь это подчёркивать, никто, даже самый заядлый курильщик, не желает, чтобы дети его подвергались постоянному воздействию табачного дыма. Никого, даже самого заядлого курильщика, нельзя упрекнуть в том, что он не заботится о здоровье своих близких.
Ну и как бы ещё одна тема. Мне её вообще сложно комментировать. Поскольку сначала конкретно меня, здесь стоящего, перед вами, упрекали в том, что я куплен крупными торговыми сетями. На каком-то этапе мне заявили, что меня подкупила наркомафия. Почему? Потому что снижение потребления сигарет, по мнению отдельных экспертов, оно неизбежно влечёт за собой увеличение потребления наркотиков.
Вот это полная ерунда. Вот такой зависимости ни в части потребления наркотиков, ни в части потребления алкоголя просто не было нигде, никогда и ни у кого. И это просто очередная уловка. Уловка, которая подсказана отдельным экспертам отдельными нашими коллегами, назовём их так, для того чтобы затормозить продвижение этих инициатив.
Вы знаете, вообще, когда с международными экспертами обсуждаешь весь тот набор аргументов, которые мы слышим против принятия... Не закона, нет. Закон нужен, важен и его все поддерживают. Но против отдельных мер, которые предлагаются законами, а вообще-то всех. Эксперты улыбаются и говорят: коллеги, вам надо пройти этот путь. Мы всё это слышали. Ровно такой же набор аргументов говорили и нам, что у нас будет плохо вот это, вот это и вот это.
Бывший министр здравоохранения Норвегии, который в начале 2000-х проводил через парламент антитабачный закон, рассказывал нам о том, что... Он говорит: знаете, я, говорит, наслушался в свой адрес и угроз, и оскорблений. Теперь, говорит, люди по-другому ко всему этому относятся, потому что реально увидели, что этот закон принёс не вред, а только пользу.
Ну и, наконец, наверное, самое главное, две самых главных вещи. Малый бизнес. Я бы всё-таки просил здесь не подменять понятия. Малый бизнес не есть табачный бизнес. И когда мы говорим об ущербе, который неминуемо будет нанесён малому бизнесу, давайте эти понятия не отождествлять.
Вы знаете, во-первых, я просил бы уважаемых коллег, которые постоянно приводят эти цифры, всё-таки как-то с этими цифрами определиться. Поскольку на первоначальном этапе нам говорили о 350 тысячах этих торговых предприятий и полумиллионе рабочих мест. Если кому-то интересно, просто все эти документы, их можно поднять и посмотреть. В какой-то момент нам начали говорить о 220 предприятиях и 300 количествах  рабочих мест.
Я поднимаю официальные данные Росстата с сайта и выясняю, что у нас, в общем, количество киосков-то, оно регламентировано: 118 тысяч 860 (распечатка от сегодняшней даты) в стране. Я не очень понимаю, как может быть там 300 тысяч рабочих мест вот на этом количестве киосков. Вот как-то мне очень сомнительно, что путём запрета торговли табаком в этих киосках крупные сетевые магазины, как вчера написала одна очень уважаемая газета, сразу дополнительно в виде прибыли получат почти 3 триллиона рублей.
Коллеги, для справки. У нас общий объём потребления... Вернее, общий объём средств, которые были израсходованы гражданами за 2011 год на табак (это данные, которые нам приводили на совещаниях коллеги из табачной индустрии), - 600 миллиардов рублей. Если мы за год тратим на табак 600 миллиардов рублей, откуда у нас возьмётся 3 триллиона?
Мне кажется, что просто происходит некое сознательное смешение понятий, направленное на то, чтобы людей ввести в заблуждение. Направленное на то, чтобы показать, что мерами, которые призваны улучшить состояние здоровья населения, мы, наоборот, пытаемся разрушить какую-то отрасль бизнеса, или кого-то задушить, или кого-то задавить.
Мы задаём очень простой вопрос. Уважаемые коллеги, а сколько в структуре вашего бизнеса составляет оборот от продажи табака? Нам сначала называется цифра 80 процентов, если мы говорим про киоски. Потом делается поправка: ну, может, и не 80; но, вообще, вы знаете, 80 - это табак вместе с пивом. А мы спрашиваем: ну, хорошо, по пиву решение уже принято и его вроде никто не ревизует, а сколько всё-таки составляет в общей выручке табак? В итоге... Вот единственный раз я слышал эту цифру, опять же на совещании правительства. Была названа цифра 15 процентов.
Я не знаю, правильная она или нет. Эту цифру опять же озвучили представители соответствующих коллег, которые занимаются мелкой торговлей. Но я исхожу из того, что если эта цифра действительно составляет 15 процентов... Я не очень понимаю, почему эти 15 процентов выручки не могут быть заменены другими товарами. Я не очень понимаю, почему в достаточно структурированной рознице в нашей стране при категорической нехватке торговых площадей, что вам подтвердит представитель вообще любого экономического ведомства, мы не можем заместить вот эти выпадающие 15 процентов от сигарет, которые, как коллеги говорят, мелкие предприниматели будут недополучать.
И последнее, тезис по поводу того, что людям не понравится. Не понравятся те ограничения, которые мы вводим. Я не могу здесь согласиться с уважаемым Сергеем Михайловичем в части того, что реализация этих мер, она спровоцирует табачные бунты. Не могу по той простой причине, что табачные бунты конца 80-х, они были связаны не с отсутствием сигарет в ларьке, а с отсутствием сигарет вообще. Это две большие разницы.
И если мы говорим о том, что шахтёр, выйдя из забоя по привычке в привычный ларёк идёт покупать сигареты, знаете, сознательно я от этого сейчас как бы дистанцируюсь, так вот если мы рассуждаем о том, что у нас население имеет всегда настолько пагубные привычки, он, знаете, он не за сигаретами идёт, он за водкой идёт, ему выпить после забоя хочется. Вот, по сути, аргументация такая. Если мы предполагаем, что люди у нас, выйдя после забоя, они подвержены исключительно пагубным привычкам, то он пойдёт в другой магазин, а не в табачный ларёк. Опять же таки я хочу вернуться к своему собственному тезису: не надо держать людей за непонятно кого. У нас мудрый, сильный народ, который в состоянии понять эффективность тех мер, которые проводятся, если они проводятся, они проводятся действительно во благо. Мы сейчас находимся в совершенно уникальном историческом моменте. Мы проводили, и не только мы, разнообразнейшие совершенно замеры общественного мнения по этому поводу. Более 80 процентов населения, включая курильщиков, поддерживают эти меры. Поддерживают! Мы не знаем, будет ли у нас когда-то такой кредит доверия на реализацию этих мер или нет. И мы не можем его сейчас не использовать, чтобы просто с этой табачной иглы слезть.
Вы знаете, я, к сожалению, для нас, к сожалению, должен констатировать, есть такой Совет Скандинавских стран, он включает в себя Скандинавские страны и ряд стран Северной Европы, вот они на прошлой неделе заседали, они приняли решение, что к 2040 году Северная Европа будет бездымной. Не город, не конкретное общественное место. А Северная Европа вся свободна от табачного дыма.
Коллеги, я призываю вас не допустить, чтобы табак из Северной Европы перешёл к нам. Спасибо.
Миронов С.М. Уважаемые коллеги, слово предоставляется первому заместителю председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья Николаю Фёдоровичу Герасименко.
Герасименко Н.Ф. Уважаемые коллеги, уже было отмечено Председателем Правительства Дмитрием Анатольевичем Медведевым, что Россия является мировым лидером по уровню потребления табака. И сокращение объёмов потребления табака и уровня заболеваний, связанных с курением, является одной из ключевых задач, стоящих перед государством. Я подчёркиваю, не перед здравоохранением, а именно перед государством.
Снижение заболеваемости зависит только от государства. И мы сегодня на этих парламентских слушаниях обсуждаем этот закон, и я хочу сказать, что это компанейщина, Сергей Михайлович, борьба с табаком уже на государственном уровне ведётся с 2001 года, когда был принят закон об ограничении курения табака, который запретил продажу табачных изделий несовершеннолетним, курение на рабочих местах, в городском, пригородном, воздушном транспорте, спортивных, образовательных, культурных учреждениях, организациях здравоохранения, органах государственной власти. Была запрещена наружная реклама табака, реклама на радио, телевидении, показ процессов курения в создаваемых кинофильмах. Правительство должно было разработать меры по ограничению курения табака и обеспечить их реализацию.
Не всё удалось сделать. Какие-то меры работают. Не курят в самолётах, других местах. Но самые сложности вопроса возникли, то, что до сих пор в КоАПе нет штрафа за курение, и все делают добровольно. Только в "Железных дорогах" будет штраф за курение в электричках. Всё. Любые попытки наши, а мы неоднократно делали попытки внесения поправок в КоАП, в Налоговый кодекс, претерпевали практически сразу на отказ под любым предлогом. Даже ратификация, а даже мы пропустили Ратификацию о присоединении России к рамочной конвенции, произошло только после трёх парламентских запросов в правительство.
Более того, несколько лет пролежал вначале этот на ратификацию в Минздраве, не выпускали вопрос, потом правительство под любым предлогом не хотело ратифицировать, и только в 2008 году рамочной конвенцией мы присоединились, стали, по-моему, 153-й страной.
В 2010 году принята концепция осуществления государственной политики противодействия потреблению табака. И сейчас уже внесён в Думу данный законопроект.
Я хотел бы, не буду останавливаться на всех новеллах законопроекта, все прочитали, остановлюсь на некоторых, наиболее важных.
Очень важно, что в законопроект вводится разграничение полномочий между органами власти разных уровней в области здоровья населения и охраны здоровья населения от последствий потребления табака, которые определяют права и обязанности граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. Очень важно вот это положение, потому что в Америке вообще нет федерального закона по борьбе с табаком, так же как Америка не присоединилась к рамочной конвенции, но там всё делают муниципалитеты: принимают законы, принимают постановления и так далее.
И вот здесь нужно опять же вносить поправки и в 131-й закон о местном самоуправлении, и в 184-й "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", и дать им право, если что не учли или не прописали в федеральном законе, то местные органы самоуправления или органы власти субъектов Федерации могут вводить. Вот как, допустим, в Москве и в ряде других территорий - хотели запретить, допустим, курение в тех же подъездах, но поскольку в законе этого нет, на этом это всё закончилось.
Поэтому вот это важный момент.
Дальше. Законопроектом предусматривается регулирование и раскрытие состава табачных изделий, не только смол и никотина, а вообще состава табачных, упаковка и маркировка табачных изделий, включая размещение фотографий, устрашающих последствий курения. Но это опять же нужно вносить поправки в закон "О техническом регулировании".
Ценовые и налоговые меры, которые необходимы - увеличить акцизы до среднего по Восточной Европе уровня к 2015 году. Мы тоже неоднократно предлагали увеличить акцизы. Я задавал вопрос министру финансов Кудрину, и он согласился, что к 2015 году, да, мы увеличим до среднеевропейского по Восточной Европе уровня. Однако, вот буквально недавно, Министерство здравоохранения направило письмо с предложением повысить акцизы, выполняя, в общем, ту концепцию, которую приняло правительство, однако, Министерство финансов, которое Шаталов пописал, категорически против, мотивировав только тем, что, видите ли, в Казахстане, дескать, цены ниже, в Белоруссии цены ниже, да, и поэтому будет контрабанда и так далее.
Почему мы должны ориентироваться на самые плохие примеры? Даже та же Украина - выше цены и в Европе. Нигде не произошло такой уж массированной контрабанды, тем более это все фирмы одни и те же, четыре фирмы, которые везде и в Казахстане работают, и в Белоруссии, и в других странах.
Второе. Есть Таможенный союз, так договориться надо о повышении акцизов между Казахстаном, Белоруссией, чтобы одновременно поднять акцизы.
То есть это, если есть желание это сделать, оно делается, если нет желания, то находятся причины.
Законопроект предусматривает просвещение и информированность населения о вреде потребления табака, о вредном воздействии табачного дыма, которое планируется осуществлять посредством программы образования, информационных компаний и средств массовой информации.
Опять же вопрос возникает. Министерство образования... Когда, допустим, идут у них уроки, и там участвуют табачные компании, в проведении этих уроков, - это такая ситуация, которая, в общем-то, немыслима. В средствах массовой информации... Во всех фильмах играют герои, которые постоянно курят. Курит акушер-гинеколог, курит рядом медсестра и курит беременная. И поэтому 40 процентов беременных у нас курят.
Поэтому опять же нужно и в закон о СМИ... И редакторы телеканалов, электронных СМИ, газет тоже должны какой-то принять кодекс этики о размещении рекламы. И не только рекламы, а вообще показывая пропаганду табака.
Предусматривается полный запрет курения в общественных местах, на рабочих местах, в рабочих зонах, в помещениях общего пользования жилых многоквартирных домов. Это тоже надо поправки делать в Жилищный кодекс.
Предусматривается оставить право продажи табачной продукции и табачных изделий только за стационарными торговыми объектами в городах с площадью 50 квадратных метров, на селе - 25. Там, где нет на селе таких магазинов, - разъездная торговля. Здесь тоже уже Сергей Фёдорович говорил: все пускаются..., опять ищут какую-то экономическую основу; что там ритейлоры кому-то дали взятку и закрывают магазин. Опять только финансовые потоки. Самое главное, для чего это делается? Чтобы мы защитили детей, прежде всего, и снизили доступность покупки сигарет.
Сколько проводили разных экспериментов? Продают сигареты 11-летним, 12-летним и так далее. Единственная возможность, хотя бы для ограничения продажи, чтобы они продавались действительно в магазинах. Их достаточно (магазинов) в городах, чтобы купить.
И второе. Что же у нас за такой малый бизнес, который занимается только продажей пива, энергетических напитков и сигарет? Что, мы такая страна, что только у нас этим бизнес занимается? Если у нас... Мы говорим: сидим на нефтяной игле, хотим диверсифицировать экономику... То же самое: сидит малый бизнес на игле алкоголя, сигарет.
Измените структуру продажи. Не хватает торговых площадей? Но тогда хотя бы в магазинах будет контроль за продажей. Можно и web-камеру повесить, допустим, и другие... Но опять требуются изменения в закон о торговле.
И вот здесь, когда возникает вопрос... Об этом много ещё будут говорить. Вот недавно искали сухогруз, который перевозил 700 тонн руды. Затонул. Почему? Потому что нарушены были все правила. Вместо 600 тонн загрузили 700, нарушение и так далее. Жадность, эгоизм, социальная безответственность привели к тому, что гибнут и люди, и так далее.
И это нужно учитывать, когда мы говорим... Мы всё-таки за что боремся? За здоровье или за прибыли бизнеса, или прибыли табачных компаний?
Следует отметить, что проект федерального закона по многим новеллам является законом непрямого действия. Ряд статей содержит отсылочные нормы. Это статья 13, которая говорит о регулировании... табачных изделий и состава табачных изделий. Это Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, Трудовой кодекс, закон "О рекламе", я уже называл 131-й закон, КоАП называл.
Некоторые предполагаемые нормы запретительного характера уже действуют. А законопроект предлагает вступление его в действие даже не с момента вступления в силу закона, а в отсроченном порядке. Это запрет на курение на территориях и в помещениях, предназначенных для оказания медицинских и санаторных услуг. Никогда в санаториях не курили, всегда боролись. В больницах тоже никогда не курили. Это первый будет нонсенс. Ни одна страна мира... Чтобы разрешали курить в больницах и создавать курительные комнаты, это просто... И потом, создание курительных комнат до 1 июля 2014 года, а 1 января 2015 года они идут...
Поэтому ни в коем случае... Комитет будет против разрешения курения в лечебных учреждениях. Если врачи везде выступают примером борьбы с курением, то почему же российские врачи... И принимали хартию врачи, что не курение на всех... И все заговорили: должны курить... И как это будет выглядеть? Одна курилка - врач сидит и курит, другая курилка для пациентов? Или они вместе будут курить? За какие ресурсы это делать? Поэтому, конечно, не надо здесь выглядеть просто примером, чтобы показывали на Россию пальцем, что врачи там разрешили курить. Поэтому я думаю, это надо будет убрать в поправках к закону.
То же самое касается... уже сейчас запрещено курение в самолетах, притом я хочу сказать, в законе было написано: в течение трех часов, но сами, именно я подчеркну - сами авиакомпании запретили курить в течение всего полета. Поэтому нужно здесь перенести из той части, где идёт наравне с поездами дальнего следования и судами дальнего следования, запрет на курение вступает в самолетах с момента опубликования.
Я считаю, что для эффективной реализации этого закона необходимо внести изменения и дополнения в перечисленные законодательные акты, а также нормативные документы отдельных министерств и ведомств. Роспотребнадзору нужно в ближайшее время разработать санитарные нормы, правила и требования к организации курительных комнат, потому что мы уже столкнулись в курительных комнатах даже в Думе, что нет санитарных норм и правил. Вот сейчас закон вступит в действие, начнут разрабатывать эти только нормы и правила.
И нужно в максимально короткие сроки разработать и внести в правительство, в Государственную Думу изменения и необходимые законодательно-нормативные акты, как самого правительства, так и министерств и ведомств, в конце концов, кто должен штрафовать. Это, значит, полиция. Как вот получилось, когда полиции поручили контролировать запрещенные сайты, они отказались: "Это, - говорят, в нашу конструкцию не входит". Кто будет тогда собирать штрафы, кто будет наказывать? То есть надо во все документы вносить изменения.
И последнее. Да, закон направлен на снижение потребления табака и защиту населения от табачного дыма. И, конечно, затрагивает интересы бизнеса и в первую очередь табачных компаний, продавцов сигарет, производителей рекламы и рекламодателей. Но давайте определимся, что для нас важнее - здоровье населения. Вот буквально два дня назад парламентские слушания шли о пропаганде здорового образа жизни, олимпийский чемпион выступал, даже дважды олимпийский чемпион. В школах сейчас физкультурой занимаются 30 процентов детей, 30, курить начинают в 11 лет. И когда компании зашли в 90-х годах, у них же вся маркетинговая кампания была направлена на молодёжь и на женщин. Если раньше считалось, что у женщин рака легких, но ... будет говорить, лучше меня знает, почти не бывает, то сейчас прямая корреляция с ростом потребления табака с раком легких у женщин.
Поэтому надо определиться, что важнее для государства - снижение заболеваемости или прибыли табачных компаний, которые увозятся за рубеж, прибыли продавцов этого бизнеса. Поэтому когда вот будут выступать в защиту бизнеса, малого и так далее, всегда думайте о социальной ответственности не только в своих учреждениях, не только о прибылях своих, но и о государстве. У нас часто получается так, что все полученные деньги от продажи сигарет, увозятся в другие страны, за рубеж, а российский бюджет тратит колоссальные деньги на лечение курильщиков. И почему не хотят поднимать акцизы? Это тоже понятно: у нас сейчас акциз составляет 20 процентов от стоимости сигарет, в большинстве стран он составляет 60-70 процентов. Но акциз не идёт в табачную компанию, он идёт в бюджет и может тратиться на профилактику, оздоровительную кампанию и так далее. А здесь уже не нужно, главное - чтобы было больше продаж.
Поэтому, когда выступаете, я обращаюсь ко всем, всё-таки аргументируйте свое выступление не только выгодой малого бизнеса, но всё-таки ответственностью перед населением, государством и будущем России.
Спасибо.
Теперь переходим к выступлениям.
Первое слово предоставляю Носову Дмитрию Юрьевичу - депутату Государственной Думы, призёру Олимпийских игр в борьбе, активному борцу за здоровый образ жизни. Пожалуйста. До семи минут.
Носов Д.Ю. Добрый день.
Я за Россию часто бился, бывало яростно, в крови, не прогибался, не сломился, и ты за мною вслед иди.
В отличие от меня, к сожалению, есть ряд наших коллег, которые в другой крови, которые просто в кроваво-никотиновой смеси. Их руки по локоть в кроваво-никотиновой смеси.
И сегодня я вешаю у себя на кабинете такую табличку: "Просьба не беспокоить табачным королям". Пока не беспокоят, слава Богу. Те, кто попытается побеспокоить, они почувствуют на себе, что такое гнев дзюдоистов.
И я призываю всех депутатов последовать моему примеру. А если вы не увидите на их кабинетах таких табличек, то вполне возможно, они как раз лоббируют табачных королей.
За время шестого созыва это, пожалуй, первый законопроект, который действительно объединяет и курильщиков и некурящих, и после его принятия мы все с вами, и весь народ, наконец-то, вздохнём полной грудью, вздохнём с облегчением.
Что касается отдельных положений законопроекта, то их, конечно, достаточно много, я бы не хотел сейчас заострять на них внимание, мы будем это ещё много рассматривать. Я хочу сказать самое главное, что мы будем добиваться, чтобы этот законопроект полностью начал работать с 1 января 2014 года, чтобы он начал работать раньше, потому что мы хотим встретить Олимпиаду в Сочи 2014 года некурящей страной. И будем всё для этого делать. Уже я слышу возражения табачных королей.
Знаю, сейчас начнётся, вот уже говорили, что мы боремся с бедными курильщиками: выгоняем их на улицу, в снег, в холод, в проливной дождь, они будут у нас сохнуть под палящим солнцем, бедным ветеранам мы не будем давать папирос, бюджет лишится денег и так далее, и так далее. Это вообще полнейший бред табачников. И об этом уже было сегодня сказано.
Я хочу сказать, что я буду бороться за право, данное мне и нашему русскому народу Конституцией, право на благоприятную окружающую среду. Я буду бороться за жизни трёхсот тысяч человек, которые умирают преждевременно каждый год в нашей стране. Я буду бороться за тех семь курильщиков из десяти, кто постоянно хочет бросить курить, но не может этого сделать, потому что все вокруг курят. Я буду бороться за то, чтобы мы были цивилизованной страной. Потому что 80 процентов курильщиков как раз находятся в нецивилизованных и развивающихся странах.
И, наконец, я буду бороться за то, чтобы я со своими детьми мог спокойно ходить в рестораны, кафе, кинотеатры, не боясь того, что у них разовьётся астма от табачного дыма.
И я хочу сказать, что фракция ЛДПР полностью поддерживает этот законопроект. У нас самая некурящая фракция. Если вы увидите какого-нибудь депутата от ЛДПР, который курит, то вы можете лично обратиться к Владимиру Жириновскому, и тот депутат получит строжайший выговор. Спасибо. (Аплодисменты.)
Председательствующий. Спасибо.
Следующее слово. Подготовиться Заридзе Давиду Георгиевичу, члену-корреспонденту РАН, заместителю директора Российского онкологического научного центра. Один из первых борцов против курения ещё в Советском Союзе. А пока идет к трибуне для короткого ответа на вопросы - Сергею Михайловичу Миронову.
Миронов С.М. Спасибо большое.
Уважаемые коллеги, я, к сожалению, сейчас должен уйти. Поступила записка. Я благодарен газете "Известия", которая задала вопрос, потому что иначе, может быть, действительно была бы непонятна моя позиция.
Вопрос. "Сергей Михайлович, вы против запрета на продажу сигарет в киосках. Как, по вашему, необходимо регулировать продажу табака? Вы против вообще любых ограничений торговли сигаретами?" Отвечаю. Я ссылался на 18-ю статью, в ней восемь пунктов. У меня претензии к первым двум. Все остальные шесть - двумя руками "за". Я могу сказать, какого рода я поправки буду готовить.
По второму пункту, где говорится, я напомню: "Розничная торговля табачной продукцией в сельских населенных пунктах, а также в несельских населенных пунктах осуществляется в стационарных торговых объектах, имеющих площадь торгового объекта не менее 25 квадратных метров". Вот эти слова "имеющих площадь торгового объекта не менее 25 квадратных метров" я предлагаю убрать. Потому что зачастую на селе единственный торговый постоянный стационарный центр, который меньше площадью, чем 25 квадратных метров. И для города (часть первая статьи 18-й) "розничная торговля табачной продукцией в городах и поселках осуществляется в стационарных торговых объектах, имеющих площадь не менее 50 квадратных метров". Я пока навскидку, потому что здесь я готов подискутировать и выслушать все аргументы "за" и "против". Например, добавить ещё: или в киосках на остановках городского транспорта, либо какие-то другие варианты, чтобы дать дополнительную возможность, чтобы не было вот такого тромба, который может осуществиться.
А с точки зрения запрета в различного рода учреждениях, в 100 метрах от... Все полностью двумя руками "за", потому что ограничивать надо. Но я призываю, уважаемые коллеги, только к одному - к разумному ограничению, к разумному. Спасибо большое.
Заридзе Д.Г. Сергей Михайлович, не уходите, три минуты, если можно. Три минуты я вас прошу.
Миронов С.М. Ну давайте. Хорошо.
Заридзе Д.Г. Я просто хочу начать с того, чтобы сказать, в чем цель закона, который мы обсуждаем. Цель закона - защитить не только некурящих, как мы говорим, от пассивного курения, но в первую очередь защитить курящих от их привычки, от табака. И это в законе достигается тем, что мы создаем для них некоторые неудобства. 
Вот ваш пример. Вышел работяга с работы, из цеха и не может купить сигареты: нет ничего под рукой, нет киоска под рукой. Так вот в этом-то и цель закона, чтобы создать неудобства для того, чтобы этот рабочий в первую очередь, выйдя с работы, не закурил бы, а, я не знаю, пошел бы... Короче говоря, не курил бы.
Создаем неудобства в самолетах, в ресторанах для того, чтобы... Да, холодно у нас в России, но курящий тысячу раз подумает, потому что холодно и не выйдет на улицу курить. Вот, собственно, все эти неудобства, которые создает закон, наш закон, будет создавать наш закон, и законы в других странах привели к тому, что частота курения снизилась. И соответственно снизились и смертность, и заболеваемость от болезней, связанных с курением.
Теперь еще один аргумент, если можно. Наша страна другая и с культурной точки зрения, и с традициями, и так далее. Табак к нам пришел с Запада, минуя все традиции, все проблемы. Когда табак шел в Россию, наши особенности культурные и традиционные этому, так сказать, маршу табачных компаний, я ещё говорю о петровских временах, а теперь уже в наше время табачных компаний, не мешали. А меры, которые мы, в общем, в какой-то степени мы копируем Запад для того, чтобы снизить курение, они почему-то с нашими культурными и традиционными страницами не..., так сказать, наши особенности мешают этому.
Теперь насчёт бунтов, все говорили об этом, но бунты были не только потому, что не было сигарет, да ничего не было в то время, в первую очередь, колбасы не было. А сигарет не было уже во вторую очередь. И бунты были от общего раздражения и рабочего класса, и не только рабочего класса. Так что, я думаю, что эти аргументы, это основные аргументы, этих аргументов касались все. Я прошу прощения, если я повторился, но я думаю, что на эту тему надо говорить. Малый бизнес, об этом очень много говорилось. Мы уже это проходили, малый бизнес разбогател в начале 90-х годов, продавая необлагаемые налогом сигареты. Мы это уже проходили. Нам не нужен малый бизнес, который богатеет за счёт здоровья народа. Это, понимаете, это очень громко сказано. Я не люблю говорить декларативно. Но это уже было, вспомните, это уже было, безналоговая торговля сигаретами, безналоговая торговля водкой.
А теперь, прошу прощения, я быстренько перейду к тому, что я хотел вам рассказать. Теперь динамика распространённости курения и динамика смертности от болезней и причин, связанных с курением. Вот Великобритания, я привожу пример двух стран успешных, Великобритания и Польша. В 1948 году в Британии курили 83 процента мужчин, в 2000 году уже 30 процентов. Снизилась распространённость курения и среди женщин. Польша, наш сосед, 75 процентов мужчин в 1974 году курило, в 2000-ом - 50 процентов. И что за этим последовало? Нечем показывать, но вот слева график, вы меня извините за английские слайды, но я взял просто из первоисточников, чтобы было видно, вот верхний график - это снижается смертность от форм рака, которые связаны с курением, в Британии это началось в 1979 году. Снижение смертности от злокачественных опухолей происходит исключительно за счёт тех форм, которые причинно связаны с курением.
Польша - то же самое, только чуть позже, на 20 лет. 90-е годы - снижение распространённости курения и снижение смертности от злокачественных опухолей, причинно связанных с курением. И это снижение приводит к снижению от всех причин.
Теперь вот эффект повышение цен на сигареты, на распространённость курения и на смертность от причин, связанных с курением. Это данные, которые я недавно получил, я попросил свою коллегу, которая представляла это на конференции, вот синяя кривая - с 1990 года во Франции резко пошла вверх стоимость сигарет, и в том же 1990 году резко начала снижаться распространённость курения. Видите, количество сигарет, в день выкуриваемых, резко начало снижаться.
Это очень интересный слайд. В два раза увеличился доход государства французского от налогообложения, от акцизов, в два раза увеличился налог. И снизилась смертность от рака лёгкого. И вот этот слайд, о чём говорит? Видите, во Франции увеличение цен на сигареты в три раза привело к увеличению в два раза дохода государства от акцизов, снижению в два раза потребления сигарет, и снижению в два раза смертности от причин, связанных с курением. Это к вопросу Кудрина, государство только выигрывает на этом, а ничего не теряет.
И, наконец, насчёт лёгких сигарет, этот слайд, может быть, многие видели. Так называемые лёгкие сигареты "Вирджиния слимс", вот видите, в них красным больше канцерогенных веществ, табакоспецифических нитрозоаминов ННН, ННК, чем в любом другом бренде сигарет. Хотя в них низкие уровни смолы и никотина. Это говорит о том, что показатель смолы и никотина более ничего, то есть теперь недостаточен. Вы уже говорили об этом. Нужно уже информировать о более детальной стороне состава табачного дыма.
И, наконец,"Некурительные табачные изделия". Мы об этом не говорили сегодня.
Председательствующий. Сколько вам потребуется?
Заридзе Д.Г. Всё. Одна минута.
"Некурительные табачные изделия". Мы об этом не говорили сегодня, но дело в том, что у нас распространяется эта привычка, которая, в общем-то, в традиции, в российские традиции никак не входит.
"Некурительная табачная продукция" запрещена в большинстве стран Европейского союза, кроме Швеции, где у них есть отечественный тип, продукт - некурительный табачный продукт - снюс.
 Некурительные табаки также канцерогенны, как курительные табаки, вот вызывают рак в области рта, глотки, гортани, пищевода, желудка, поджелудочной железы и они очень сильно отличаются по составу табачного дыма, в этой таблице это сказано, вы мне поверьте.
И вот последний слайд, на котором я ходу предупредить, что маркетинг некурительного табака очень выгоден сегодня для табачных компаний. Этот продукт при запрете и ограничении курения в общественных местах быстро найдёт своего потребителя в России, особенно среди молодёжи.
Ну и, собственно, всё. Спасибо за внимание!
Председательствующий. Спасибо, Давид Георгиевич.
Я с большим удовольствием предоставляю слово Стебенковой Людмиле Васильевне - депутату Московской городской Думы, председателю Комитета по охране здоровья.
И подготовиться Тороповой Наталье Валерьевне.
Пожалуйста, Людмила Васильевна.
Стебенкова Л.В. Уважаемые коллеги, я хотела начать своё выступление с того, что сказать, что вот очень скромно был подсчитан самый скромный социально-экономический ущерб от курения табака, он составляет минимум 619 миллиардов. Вот здесь по разным позициям, я не буду расшифровывать, это Высшая школа экономики провела исследования. Я знаю, что есть исследования, которые оценивают и в большие цифры - это до 800 миллиардов рублей.
Но хочу сказать, что программа модернизации здравоохранения стоила 460 миллиардов, которые, в общем, достаточно с трудом тоже нашли, но тем не менее, вы видите, какой ущерб от курения табака.
И понятно, сколько мы тратим средств для того, чтобы бороться с теми заболеваниями, которые вызывает курение табака.
 Мы в Московской Думе предприняли в прошлом году попытку внести проект закона о защите населения Москвы от табачного дыма, его основными позициями было - запрещение курения во всех принадлежащих городу объектах, госучреждениях, на стадионах, в поликлиниках, в больницах, школах, театрах и в других учреждениях культуры.
Ту бурю, которую мы выдержали от табачного лобби, я думаю, сейчас переживает Министерство здравоохранения, только в гораздо большем масштабе, тома писем поступали на имя мэра, хотя мы его просто обсуждали публично.
Публичное обсуждение показало, что москвичи полностью поддерживали этот закон, мы даже провели социологический опрос - 78 процентов опрошенных за запрет курения в лечебных учреждениях выступили, в том числе, 60 из них - постоянные курильщики, 76 процентов тех, кто курит иногда, 85 процентов совершеннолетних москвичей поддерживают запрет на курение в образовательных учреждениях, и 86 периодических курильщиков из них и 95 - не курящих.
У нас новеллой нашего закона был запрет курения в подъездах, его поддержали 59,8 процента москвичей, среди них более половины мужчин и 70 процентов женщин.
Когда этот закон публично обсуждался на сайте Мосгордумы, в мою приёмную звонили каждый день и требовали немедленно запретить курение в подъездах. Население это, действительно, очень волнует.
У нас возникли как раз проблемы, в том числе, и с табачным лобби, которые угрожали нам судебными всякими разбирательствами, поэтому мы решили, что в суды ходить можно, но это бесполезно, потому что много времени тратится, и мы решили передать все наши положения на федеральный уровень. Мы благодарны сегодня Министерству здравоохранения, что они включили практически всё, что мы предлагали, в федеральный закон, мы его, естественно, поддерживаем.
И что касается вот того, что сказал Сергей Михайлович по продажам в киосках. Мы проводили много раз слушания, вот здесь сидит Максим Мищенко, он возглавляет молодёжную организацию "Россия молодая", они проводили рейды в киосках. В 99 процентах случаев детям продавали табак, это несмотря на введение норм различных, которые вводила Государственная Дума, то же самое по алкоголю было.
Поэтому единственным способом является просто ликвидировать там продажу в этих киосках, плюс, как здесь сказал передо мной докладчик, действительно, жизнь затруднить курильщику и помочь ему с тем, чтобы в последующем бросить курить.
Поэтому Сергей Михайлович, он выступил, к сожалению, как проводник табачного лобби, сам того не подозревая. Потому что это один из них, основной такой момент. Он вот такой, под видом малого бизнеса и всего прочего.
Я думаю, что мы ещё поработаем, расскажем депутатам из фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" о том, что всё-таки надо спасать народ, а малый бизнес (здоровый народ)... Ну, цветами будет торговать. У нас много всяких разных ниш ещё осталось.
И последнее, что я хотела сказать. Мы поддерживаем этот закон и просили бы всё-таки подумать о том, чтобы действительно дать субъектам Федерации право вводить регулирование на территории субъектов.
Я должна сказать, что уже сейчас у нас очень многие лечебные учреждения являются некурящими. Многие родильные дома свободны от курения. Никто не умер, все живут и прекрасно себя чувствуют.
Кроме того, мы запретили рекламу в метро, в метрополитене, основываясь на том, что это собственность города. Тоже было очень много проблем. Но тем не менее сегодня 16 миллионов граждан, которые пользуются метрополитеном, избавлены от прелестей рекламы в метро (табачной).
Я считаю, что это, в общем, наше такое достижение. И я благодарна правительству за то, что оно сегодня на это пошло. Я считаю, что нам всем будет комфортно и приятно в некурящем городе и в некурящей стране.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Слово предоставляется Тороповой Наталье Валерьевне - координатору табачных программ ВОЗ.
Торопова Н.В. Добрый день, уважаемые друзья и коллеги! Приветствую вас от имени Всемирной организации здравоохранения!
Я получила огромное удовольствие от чётких, ярких, вдохновляющих и содержательных выступлений сегодня. Спасибо вам всем огромное.
Дорогие друзья, на сегодняшний день потребление табака и смерть от табака - это единственная полностью контролируемая и полностью предотвратимая причина смертей в мире. Тем не менее, несмотря на это, Российская Федерация, как мы уже сегодня обсудили, пребывает на пике табачной эпидемии наряду с такими странами, как США, Япония, Индонезия и Китай. Безусловно, это необходимо менять. И мне очень приятно, что Правительство Российской Федерации, руководство страны встало на путь борьбы с табакокурением.
Я не буду вдаваться в статистику. Хотелось бы только отметить, что очень хочется верить, что Российская Федерация прекратит вносить вклад в столь грустную статистику, когда 300-400 тысяч россиян умирают ежегодно.
Также хотелось бы отметить, что 10 процентов от этой цифры - это люди некурящие, люди, которые становятся жертвами пассивного курения. И, безусловно, обязанность страны - защитить этих людей и защитить право на здоровье, прописанное в Конституции.
Сейчас мне хотелось бы говорить о хорошем, а именно: о законопроекте, предложенном Министерством здравоохранения Российской Федерации.
Дорогие друзья, данный законопроект полностью соответствует международным нормам и основан на лучших международных практиках в сфере борьбы с табакокурением. Рамочная конвенция по борьбе с табаком Всемирной организации здравоохранения, к которой Российская Федерация присоединилась в 2008 году, на сегодняшний день является лучшим решением в сфере борьбы с табакокурением. Потому что именно данный международный договор содержит проверенные на практике, необременительные для бюджета, но в то же время очень эффективные и очень простые меры борьбы с табакокурением. Меры, подчеркну, эти универсальны. Это значит, что они работают в любой стране мира, независимо от традиций, климата, менталитета, истории и так далее.
Законопроект, о котором мы сегодня говорим, создан в соответствии с положениями и нормами рамочной конвенции Всемирной организации здравоохранения. Претворение этого законопроекта в жизнь позволит спасти сотни тысяч жизней россиян, улучшить здоровье нации, поможет детям не начать курить и поможет курящим успешно бросить курить. Таким образом, меры, предложенные в законопроекте, являются принципиально важными для защиты населения.
Хотелось бы сказать пару слов об этих мерах. Очень часто мы слышим, что законопроект жёсткий, жестокий иногда, что меры запретительные. Разве так можно? Конечно, можно. А какими должны быть эти меры? Конечно, согласно Рамочной конвенции ВОЗ (статье 8) только полный запрет на курение в общественных местах имеет силу и эффективен. Только полный запрет рекламы и спонсорства табачных изделий может привести к каким-то хорошим и ощутимым результатам. Таким образом, не нужно этого бояться. Если этот закон примется, то Россия присоединится к числу стран, которые успешно борются с табакокурением именно путём принятия данных запретительных мер. Я приведу несколько примеров.
Италия. Страна, которая ещё несколько лет назад считалась одной из самых курящих стран, и сложно было представить итальянца, сидящего в баре и ресторане без сигареты. Тем не менее пару лет назад вступил в силу закон, полностью запрещающий курение в общественных местах. К чему это привело? Это привело к 8-процентному снижению от уровня общего потребления табака. Также это привело к тому, что уже через год после вступления в силу закона 98,2 процента населения соблюдали данный закон. Таким образом, не нужно бояться, что люди не будут его соблюдать. Бунтов тоже не нужно бояться.
Приведу пример Шотландии. Спрос на услуги, помогающие бросить курить, вырос на 400 процентов за три месяца до внедрения закона, а воздействие пассивного курения на детей уменьшилось на 40 процентов после внедрения данного закона. Таких примеров может быть очень много.
Также хочется отметить, что сама табачная индустрия говорит о запретительных мерах и о полных запретах на курение в общественных местах. Полный запрет на курение на рабочем месте и в общественных местах сильно влияет на объём производства. Курильщики, сталкивающиеся с этим, потребляют на 15 процентов меньше сигарет, чем в среднем и на 84 процента чаще бросают курить по сравнению со средним показателем.
Безусловно, Всемирная организация здравоохранения понимает, что табачная промышленность будет всячески противодействовать продвижению данного сильного законопроекта. Безусловно, мы понимаем, что табачная индустрия будет приводить аргументы ложные, будет прибегать к тактике запугивания. Друзья, это совершенно не новый трюк. Это происходит в каждой стране мира, как уже Сергей Фёдорович сегодня справедливо отметил, и как отметил позже Николай Фёдорович, просто нам нужно помнить, что является нашей целью и что является нашей миссией. Я представляю организацию, которая во главу угла ставит защиту здоровья населения. Поэтому главное не праздновать табачную индустрию с её алчностью и цинизмом, а просто помнить, что на кону вопрос о жизни людей и о здоровье нации, и как бы пафосно это не звучало, это действительно так.
Всемирная организация здравоохранения выражает надежду, что данный законопроект в его сильном виде будет рассмотрен и принят, что поправки, которые могут ослабить закон, не будут внесены между чтениями, а будут внесены лишь те, которые могут только сделать законопроект ещё сильнее. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, будем, наверное, сейчас чередовать и предоставлять слово тем организациям, которые имеют иную точку зрения.
Поэтому я сейчас предоставлю слово Максимову Владлену Георгиевичу, вице-президенту "ОПОРЫ России" и подготовиться Мищенко.
Максимов В.Г. Спасибо, Николай Фёдорович! Спасибо, коллеги!
Я сосредоточусь только на одном вопросе в силу регламента, нехватки времени. Коллеги, связан он со спецификой работы мелкой розницы в России, потому что, послушав многие выступления, я ещё раз убедился, что многие коллеги не понимают, как вообще всё это устроено.
Итак, я начну с логической цепочки, вроде бы никак не связанной с сигаретами. Мы с вами в России живём при фатальном острейшем дефиците торговых площадей. Цифра в 500 квадратных метров на тысячу жителей является для российских городов крупных неплохой. Москва недавно только преодолела 700 квадратных метров на тысячу жителей. При этом европейские города начинаются от 200-220 тысяч квадратных метров. То есть разница в три, в четыре раза. Главная причина - это тривиальная, это советская застройка, когда первые этажи отдавались под жильё, а до магазина люди как-то доедут.
Отсюда первое следствие. Острый дефицит порождает совершенно запредельные арендные ставки, убийственные для торговли. Здесь уже разница не в три-четыре раза, а в шесть-восемь, допустим, Москвы с европейскими столицами и, соответственно, российских городов с аналогичными городами, а с неэкзотическими азиатскими странами - до 15 раз.
Запредельные арендные ставки на стационарные и нестационарные торговые площади порождают следующее уродливое явление, которое вы все наверняка видели, если обращали внимание вообще на это. У нас практически нет торговой специализации. Нет колбасных, сырных, молочных магазинов, мясных лавок, булочных, то есть реально магазин копирует, маленький магазин копирует ассортимент супермаркета не потому, что предприниматель такой идиот, а потому что он вынужден бороться за каждый дециметр площади, чтобы отбить вот эту запредельную аренду, которой нет нигде в мире.
Поэтому, собственно, принудительное и немедленное изъятие каких-то важных групп из его ассортимента ведет не к смене специализации, чего бы мы, наверное, с вами хотели и чтобы произошло бы там, скорее всего, во Франции или в Бельгии, а к деградации, к закрытию бизнеса, потому что человеку некуда уходить вот из этого ассортимента, он и так торгует всем.
Теперь о нестационарной торговле. Если в Европе, в той же самой, с которой, вроде бы, мы берем пример, вот если послушать авторов законопроекта, это такой удобный, в чём-то экзотический вид торговли, оригинальный, без которого легко можно обойтись, то в России это все дополняет не хватающие, отсутствующие стационарные торговые площади. Если в Германии вы, заплатив 60 евро, получаете огромный список муниципальных площадей на первых этажах и едете их смотреть, то у нас идёт острейшая борьба за нестационарные площади. Может быть, кто-то из вас слышал, какие ставки были по киоскам в Москве на аукционах, которые проходили в прошлом и в этом году? При этом важно понимать, что речь, Сергей Федорович, вам тоже, наверное, будет интересно, не только о киосках. Вы включили туда вообще всю нестационарную торговлю, в том числе и большие торговые объекты - 30, 40, 50, 60 метров, куда можно заходить внутрь, которые являются, по сути, магазинами без заглубленного фундамента и без канализации. Зачастую такие магазины являются основным магазином в микрорайоне, допустим, в небольших городах. Они все попадают под этот каток тоже абсолютно наравне с киосками.
Важно понимать, что изъятие табачного ассортимента после, в общем, не будем на это закрывать глаза, по сути, уже состоявшегося изъятия пива... важно понимать, что это обеспечивало поддержку других, менее маржинальных групп, когда предприниматель мог остаться на плаву. Но важнее даже не это. Когда мы запрещаем предпринимателю работать с какими-то группами товара, человек, средний покупатель, который привык покупать в одном месте все, он с большой вероятностью туда не пойдёт ни за колбасой, ни за хлебом, ни за консервами, потому что ему всё равно в другой магазин ехать потом, зачем он пойдёт ещё сюда? Поэтому все это обвально вымывается из ассортимента малых торговых магазинов, стационарных и нестационарных. Вот это, коллеги, очень важно, многие не понимают этого просто.
Отсюда ещё одно последнее следствие, о котором я хотел сказать. Вот все эти малые формы торговли, они обслуживаются малыми же предприятиями: колбасными цехами, мини-пекарнями, всеми теми, кто не в состоянии в силу требований работать с сетями. И схлопывание и деградация малых форм торговли приводят к серьезным потерям в этой сфере, в малом бизнесе, который вообще никак не связан с сигаретами.
Коллеги, я вам описал вот те вещи, о которых, может быть, не все задумываются.
Я в заключение хотел сказать о том, что я и мои коллеги, я, кроме этого, ещё представляю Российскую коалицию киоскеров, кроме "ОПОРЫ", разделяю большинство пунктов данного законопроекта. Но, вне всякого сомнения, любой законопроект должен носить универсалистский и понятный всем людям характер. Вот авторы написали в законе, что запрещено сто метров от больницы, точка, они не написали, что сто метров от плохой больницы, десять метров от хорошей или от государственной. И ни у кого это, в общем, вопросов в глубине души не вызывает. Почему за счёт малого бизнеса решается этот вопрос? Почему, Сергей Федорович, вы не взяли в пример Италию, Испанию, Францию, где, наоборот, в супермаркетах и крупных магазинах не продаётся табак, а продаётся в маленьких объектах. То есть, есть разная совершенно концепция. Реально, коллеги, десятки тысяч людей воспринимают эту часть, этот пункт, как глубоко несправедливый, потому что фактически происходит перераспределение торговой выручки от одних к другим. Вот это надо понимать.
Я хотел бы передать наши предложения, тут буквально две строчки. Мы просили бы комитет в рекомендации комитету при подготовке ко второму чтению законопроекта Минздрава учесть замечания и предложения, высказанные в ходе слушаний представителями бизнес-сообществ, в связи с невозможностью негативного социально-экономического последствия предлагаемого закона. Речь, повторяю, идёт вот о той части, которая связана с бизнесом.
Спасибо, коллеги, за предоставленную возможность высказаться.
Председательствующий. Спасибо.
Слово предоставляется Мищенко Максиму Николаевичу. Подготовиться Пепеляеву Сергею Георгиевичу.
Мищенко М.Н. Спасибо большое.
Я бы хотел тоже ответить Владлену Георгиевичу в начале своего выступления. Я занимался ларёчным бизнесом в своей молодости. И я вам хочу сказать, что дайте любой ларёк, который вы считаете, что он разорится, я вам поставлю очередь из пяти-семи коммерсантов, которые захотят туда придти, чтобы торговать цветами, пирожками, чем угодно. (Аплодисменты.) Понимаете, выручка на цветах - это абсолютно коррупционная схема, и там и главы управ в этой схеме участвуют зачастую, выручка на цветах - средний заработок по минимальным примерно раскладам 150 тысяч рублей в месяц, это если заменить сигареты на цветы. Поэтому не надо говорить о том, что там разорится бизнес. Это полная ерунда. И будут торговать цветами и конфетами, будут нормально зарабатывать.
Давайте проведём эксперимент, давайте те ларьки, которые вы считаете разорятся, вы отдадите, допустим, нашему движению, и мы найдём вам коммерсантов, которые там будут с удовольствием торговать. Поверьте мне.
Десять лет мы ждали этот закон. И я бы хотел, пользуясь случаем, сказать огромное спасибо Минздраву и лично человеку, который внёс этот закон, Голиковой Татьяне Алексеевне - министру здравоохранения и социального развития, за то, что она совершила этот поступок. Я считаю, что это действительно мужественный, серьёзный поступок, который останется в истории.
Сегодняшнее выступление Сергея Михайловича Миронова подтвердило мои ожидания, то, что в Государственной Думе созрел табачный заговор. И мы даже с одним из участников сегодняшних слушаний поспорили на бутылку шампанского, то, что я сказал, что закон не пройдёт. Вот сегодня мои шансы получить эту бутылку шампанского увеличились. Как ни странно, потому что, в общем-то, всем понятна стратегия, которая будет. Первая стратегия - это оттянуть принятие закона. Каждая минута оттяжки, каждые две секунды оттяжки этого закона, надо понимать, это человеческая жизнь. Чистая прибыль примерно миллион рублей. То есть час оттяжки закона и можно, извините, конечно, за столь некрасивое выражение, купить депутата Государственной Думы. То есть закон будут оттягивать под любым предлогом - он недоработанный, он противоречит чему-то. Давайте все законы, все изменения в другие законодательные акты напишем, ещё три года будем писать, и внесём.
По своему опыту я хочу сказать, что с "табачной иглы" можно сползать только постепенно и только по чуть-чуть можно менять законодательство. Вот сейчас надо принять так же, как мы закон "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" принимали. Вначале приняли общую часть, а потом уже добирали по всем остальным изменениям: в КоАП, в административный кодекс и так далее. То есть здесь должна быть точно такая же стратегия. Надо принять закон как можно быстрее, не дожидаясь и не откладывая.
Второе. Это уже промелькнуло у одного из табачных лоббистов. Кстати, я с удивлением... Ни одного не вижу. Побоялись, вероятно, прийти. Может быть, было стыдно.
Мищенко М.Н. Я имею в виду депутатов Государственной Думы. Вы-то - понятно, вы ходите, как на работу. Я имею в виду депутатов, которые в этой ситуации, в общем-то, должны были отстаивать. Они ещё проявятся, я абсолютно уверен.
Так вот, уже промелькнуло у одного из них, что "как скажут региональные парламенты". И вполне вероятно, что сейчас уже идёт работа с региональными парламентами, для того чтобы получить отрицательный отзыв. Я надеюсь... Здесь есть представители Ямало-Ненецкого автономного округа и других. Я надеюсь, что региональные парламенты поддержат этот закон.
Ну и, конечно, самая, в общем-то, главная стратегия - это внести изменения, о которых сегодня заявил лидер фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Честно говоря, не ожидал. Для меня это было, как снег на голову. Я думал, может быть, какая-то другая фракция это сделает, но то, что "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", это действительно было неожиданностью.
Так вот, я считаю, что все силы здоровые в нашем обществе должны в данный момент объединиться. Закон... Я видел и наблюдал, находясь в Общественной палате, как и с какими муками он проходил через правительство, и как один за другим нейтрализовывались табачные лоббисты, которые пытались изменить этот закон. Внучки великих писателей, различные, в общем-то, заместители министров, руководители департаментов рассказывали и писали в Минздрав о том, что эти меры избыточны и так далее.
Удалось, наконец-таки. Спасибо Путину, который подписал концепцию. Спасибо Медведеву, который выступил в своём блоге. Закон здесь. Но Госдума станет самым тяжёлым барьером, на мой взгляд, потому что именно здесь сконцентрированы те силы, которые будут этот закон уничтожать, я не побоюсь такого слова.
Поэтому главная стратегия всех антитабачных сил - это поимённый контроль за теми депутатами, которые будут голосовать и которые будут вносить поправки. Эти депутаты должны остаться в истории. Их имена должны остаться в Интернете и распространиться по самым разным табачным и антитабачным сайтам, для того чтобы потом наши потомки оценили их деятельность и их работу. Ну и, конечно же, публичная реакция. Должна быть молниеносная публичная реакция на любое заявление, такое, как сегодня сделал лидер "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ".
Помимо этого, я бы хотел (я понимаю, что уже регламент, и я постарался коротко уложиться), в общем-то, привести один пример, каким образом действует табачное лобби. Вот здесь находится чемпионка мира Душевина Вера. Её познакомил представитель - Роднянская Татьяна. Неожиданно для себя на одной из пресс-конференций Вера узнала, что, оказывается, она курит. Победила Уимблдон, но при этом курит и пытается каким-то образом избавиться от этой привычки.
Вера, если есть возможность несколько слов буквально сказать... Я считаю, что это вопиющий случай абсолютно наглой лжи, и общество должно реагировать на такие случаи. И такие случаи надо находить и придавать огласке.
Спасибо. Несколько секунд... Вера выскажет своё мнение по этому поводу.
Председательствующий. Буквально минута - ваше время только.
Душевина В. Да.
Добрый день! Да, действительно, я прочла тоже в Интернете про себя эту информацию: то, что я курила, курю. Я поняла, что я стала жертвой табачной компании. То есть это неправда. Я спортсменка, я за здоровый образ жизни. Никогда в жизни не курила, не курю. И я хочу сказать, что я это просто так не оставлю. Я буду подавать в суд (здесь присутствует адвокат), потому что с чего-то надо начинать. И я поддерживаю этот законопроект, о котором мы сегодня говорим.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Очень важно, чтобы вообще были обращения в суды. У нас, к сожалению, общественные организации и другие... В суды надо больше подавать, надо больше на табачные компании...
Сейчас слово предоставляется Пепеляеву Сергею Георгиевичу, юридическая фирма "Пепеляев-группа". Пожалуйста.
 И подготовиться Сахаровой Галине Михайловне.
Пепеляев С.Г. Уважаемые коллеги, добрый день!
Мы всё-таки обсуждаем проект закона,  нормативного акта и давайте взглянем на него именно как на нормативный акт глазами юристов, которым, может быть, потом это всё предстоит реализовать.
С моей точки зрения, проект закона при всей его важности и так далее, с юридической точки зрения очень слабое создание, очень слабое произведение.
Это не только моё мнение, это мнение Государственно-правового управления Администрации президента, было соответствующее заключение, мнение Института сравнительного...
Председательствующий. Не надо ссылку делать на управление президента, говорите от себя.
Пепеляев С.Г. И правительства.
Что меня... Почему такое моё мнение? Во-первых, я подсчитал, это огромное количество совершенно декларативных, неработающих норм. 25 процентов текста - это пустые декларации, типа того, что просвещение населения в процессе воспитания работодателями на рабочих местах. Статья 14 проекта.
Что, это будет работать? Вот такие подобные нормы, они только вызывают улыбку и дискредитируют важный акт.
Второе. Проект, как уже во многих выступлениях прозвучало, подготовлен для реализации международных обязательств в России, принявший, присоединившийся к рамочной конвенции. Мне представляется, что многие, кто об этом говорит, саму Рамочную конвенцию не читали или читали недостаточно.
О чём говорит конвенция? В ней всего два основных тезиса. Для чего она принята - это охрана здоровья населения от воздействия табачного дыма. Первая задача.
И вторая. Это предотвращение потребления табака несовершеннолетними. Две задачи.
Что мы видим в нашем законе? Для чего он принят? Убедительный документ - пояснительная записка к законопроекту, она вообще ни о чём, не содержит никаких экономических обоснований, кроме одной, там есть одна цифра, сколько денег получит государство от повышения акцизов. Это 600 миллиардов рублей.
Вот главная цель этого законопроекта, как мне представляется, это фискальная цель - повышение собираемости налогов в бюджет, всё остальное - это прикрытие этой фискальной цели.
Посмотрите, реализуется ли в законе главная задача - охрана общественного порядка. Ну, в законе даже нет механизма оказания медицинской помощи, бросающим курить, и финансирование этой цели вообще не предусмотрено.
Председательствующий. Ну есть, там есть, вы сами плохо закон читали.
Пепеляев С.Г. Может быть.
Мне представляется, что основная проблема и основная цель закона - это всё-таки борьба с курящими гражданами, а не защита некурящих. Это несколько разные аспекты. И делается это методами, которые, наверное, можно назвать в какой-то части даже и полицейскими.
То же самое уничтожение торговых точек шаговой доступности. К чему, с моей точки зрения, потребителя она может привести? Когда я еду в супермаркет, я всё покупаю про запас. Так же и если граждане едут в супермаркет за табачными изделиями, они будут покупать их про запас и вряд ли потребление табачных изделий снизится, что мы ожидаем всё-таки от закона.
Второе. Дискриминация самой табачной отрасли, табачной промышленности и розничных продавцов. Но есть уже такая старая российская поговорка допетровских времён: "Не вели казнить, вели слово молвить".
Ну любой человек, как бы мы к нему не относились, убийца в суде имеет право на выступление, на адвоката, на последнее слово, ну и зачем табачную отрасль равнять с ними и говорить, что руки в крови и так далее, и лишать права на участие отрасли в регулировании своей судьбы. Мне кажется, это недемократично, неправильно, неконституционно.
Что ещё в этом законе меня как юриста не устраивает? Отсутствие четкого механизма контроля соблюдения установленных запретов. Отсутствие четко установленных составов правонарушений и отсутствие органов, способных реализовать положения законов, не нарушая своих текущих полномочий. К чему это приведет? Это приведет только к коррупции. Объявлено что-то нарушением, но что это есть нарушение, из закона, соответственно, не вытекает. Бери любого, штрафуй, сажай и так далее. Уголовные меры в законе тоже предусмотрены. Как же не предусмотрены? Есть.
Поэтому мне представляется, что этот закон при всей его важности, как юридический акт, требует очень сильной, очень серьезной проработки. В таком виде, в каком он будет принят, он, скорее всего, будет населением не поддержан, а осмеян именно как очередная кампанейщина. Спасибо.
Председательствующий. Не надо только говорить за всё население.
Я предоставляю слово Галине Михайловне Сахаровой - заместителю директора НИИ пульмонологии.
Подготовиться Желнину Вадиму Алексеевичу. Мы демократию соблюдаем.
Сахарова Г.М. Уважаемый председатель! Уважаемые коллеги!
Я хочу, наверное, выступить не только от своего имени, но от имени всех врачей Российской Федерации, даже, наверное, тех, которые ещё до конца не вовлечены в лечение курящего человека, не вовлечены в оказание этой помощи. Потому что мы сейчас говорим и особенно те, кто оппонирует этому закону, о бунтах, о разорении малого и среднего бизнеса в будущем. Не будут ходить в рестораны. В каком-то далеком будущем будет. Нет, скорее всего, этого не будет, потому что народ, конечно, примет этот закон.
Я хочу сказать о том, что есть сейчас и что, собственно говоря, ложится бременем на очень многие семьи, на те трагедии, которые случаются, и собственно, то, что ложится бременем на каждого врача и на Министерство здравоохранения в целом.
Ещё раз хочу вернуться к этой цифре. 44 миллиона - это взрослых. Я хочу уточнить, этого взрослого населения. А поскольку у нас начинают курить с 10-12 лет, то сюда ещё 7-10 миллионов можно легко добавить. И где-то более 50 миллионов населения в нашей стране курит. 16 процентов людей начали курить в возрасте до 15 лет. А вы знаете, что многие заболевания развиваются недолго, 5-10 лет. И, конечно, скоро врачи будут иметь такой контингент, тяжелый контингент пациентов, которых очень и очень сложно вылечить. И 26 миллионов курящих взрослых, взрослых, опять же повторяю, сюда не входят подростки, имели никотиновую зависимость высокой степени. А это значит, без помощи врачей они просто не смогут бросить курить. 54 процента взрослого населения - это 60 миллионов, взрослого без детей, подвергаются пассивному курению в общественных местах. Если посмотреть по цифрам, это женщины - 9 миллионов, мужчины - 13 миллионов подвергаются курению на рабочих местах. Это, представьте себе, целые страны. В домашних условиях 20 миллионов женщин и 20 миллионов мужчин подвергаются пассивному курению.
К чему все это приведет и приводит в настоящий момент? Вы посмотрите, мы спорим сейчас о мерах. Эти меры не просто так кто-то там придумал для того, чтобы испортить жизнь малому бизнесу и курящим людям, решили эти меры внести. Это долгий опыт очень многих стран. Это эпидемиологические, репрезентативные исследования Всемирной организации здравоохранения. И вы посмотрите, что добились страны, которые действительно уже внедряют эти меры. Япония контролирует ситуацию. Англия снизила в два раза...
Я сейчас хочу показать данные по нашим женщинам, по популяции женщин. Великобритания в два раза снизила за счет тех мер, которые сейчас мы обсуждаем, распространенность курения. Соединенные Штаты Америки снизили. И что в России? Пока все снижали, Россия... И все это благодаря дешевым сигаретам, благодаря рекламе, благодаря вовлечению женщин. Вот эти тонкие сигареты, ароматизированные на каждом углу, женщины сфотографированные в этих глянцевых журналах. И только в нашей стране, вы представляете, за последние 50 лет почти в 10 раз возросла распространенность курения.
К чему это привело реально в нашей стране, не где-то там? Рак трахеи, бронхов и легкого - это практически результат курения. И вы видите, в нашей стране почти на один процент прибавляется женщин ежегодно, заболевших этим тяжелым заболеванием. То есть по данным ВОЗ, вот увеличение распространенности заболеваемости раком трахеи, бронхов и легкого - это критерий того, что распространенность табакокурения в данной популяции достигла уровня, который реально влияет на здоровье этой популяции.
Казалось бы, такие болезни, как рак шейки матки. Вот эти данные получили наши московские онкологи в московской городской больнице, которая в течение многих-многих лет принимает и лечит этих женщин. И обратите внимание: 80 процентов женщин, болеющих дисплазией шейки матки, раком шейки матки, являются активными курильщицами. Но это, с одной стороны, можно сказать: это их выбор. Но вы посмотрите: 80 процентов женщин с этим заболеванием некурящие, являются пассивными курильщицами в течение получаса и больше ежедневно. И я гарантирую, что большинство этих женщин, наверняка, стараются вести здоровый образ жизни, занимаются спортом, но наши законы не позволяют им оставаться здоровыми, они втягиваются в заболевание и не в простое заболевание, а рак шейки матки. И вот я хочу просто, чтобы каждый увидел и запомнил эту цифру. Каждый, кто продает в киоске эти табачные изделия, каждый, кто в своем ресторане ещё не ввел полный запрет на курение, вспомните. Если у вас есть дочь, у нее высокий шанс умереть в 35 лет от рака шейки матки, даже если она не является активным курильщиком.
Да, и то, что у нас в стране наблюдается, вы видите, что рак шайки матки, тела матки, плаценты, рак яичника у женщин ежегодно нарастает. И все это связано, конечно, связано напрямую с курением. Это не где-то в других странах, не в африканской стране, это в нашей стране и этого всего добились табачные компании и, к сожалению, отсутствие серьезных законов, которые бы помогли людям вести здоровый образ жизни. Все это сказывается и на детях.
Вы посмотрите: увеличивается ежегодно количество преждевременных родов, родились больными дети - нарастает, родились недоношенными дети - все это нарастает. И, безусловно, огромный вклад в этом есть и активного, и пассивного курения среди женщин. И все это, конечно, ложится бременем практически на каждую семью, на многие семьи в нашей стране, на врачей, на всю систему здравоохранения.
Поэтому, ещё раз повторяю, все меры, которые включены в этот закон, это не просто придуманные меры, а меры, которые действительно уже подтвердили свою эффективность во многих странах мира. К сожалению, у нас в стране ещё нет достаточной...
Председательствующий. Галина Михайловна, у вас сколько времени?
Сахарова Г.М. Все, у меня остался последний слайд.
И благодаря этому, к сожалению, количество эффективных попыток бросить курить у нас небольшое: только 10 процентов людей, которые решили бросить курить, могут действительно бросить просто на силе воли. И очень хорошо, что в этом законопроекте есть статьям, посвященная именно оказанию медицинской помощи, в которой так нуждаются наши люди, нуждаются как курящие, собственно, так и некурящие люди от фактора риска курения, который действительно является практически смертельным.
Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо, Галина Михайловна.
Слово предоставляется Желнину Вадиму Алексеевичу - генеральному директору ассоциации "Табакпром".
Подготовиться Янину.
Желнин В.А. Спасибо большое, Николай Федорович, что вы предоставили нам слово. Теперь это большая редкость. Я боюсь, потом вас объявит тоже нашим наемным агентом или кем-нибудь. Но жалко терять время на это.
Значит, индустрия не раз публично, и сегодня я делаю это в очередной раз, поскольку я - лицо, вполне уполномоченное выражать абсолютно согласованные позиции от лица индустрии, не раз заявлял, и сегодня я подтверждаю: мы не против этого закона. Дело в том, что и действующий закон уже больше 10 лет живет, довольно неплохо во многих частях работает, он нуждается в усовершенствовании. И, конечно, данный вариант законопроекта совершенно необходим.
Никто не высказывает никаких возражений по поводу того, что основным принципом для курящих людей должно быть курить так, чтобы не доставлять каких-либо неудобств некурящим людям.
И основным правилом должно быть курение только в специально отведённых местах. На наш взгляд, по поводу данных положений в принципе никакая дискуссия невозможна. Я удивляюсь, почему только 80 процентов при опросах поддерживают эти, на наш взгляд, совершенно очевидные для любых нормально воспитанных людей принципы.
У нас есть и мы их постоянно на протяжении последних двух лет, когда, собственно, появился этот текст, который за два года почти не подвергся каким-либо коррекциям, несколько замечаний, которые касаются в основном вопросов, связанных непосредственно с индустрией. Прежде чем говорить об этих замечаниях, я хочу сказать, что никогда индустрия не выдвигала, не выдвигает и не будет выдвигать тезис типа того, что не надо что-то такое делать по снижению уровня курения, потому что упадут доходы индустрии. Это абсолютно ложный тезис. Я совершенно официально и публично заявляю, что никогда это не говорилось и говориться не будет, и кто будет об этом говорить от лица табачной индустрии, он будет самозванец. Прекрасно понимаем, продукт противоречивый и совершенно нормальны, естественны усилия государства и общества по снижению уровня курения. Замечания, связаны не с этим, а связаны с тем, что как однажды один представитель Роспотребнадзора сказал: "Не знаю, поможет ли эта мера по борьбе с уровнем курения, но зато повредит табачной индустрии и эта мера хороша". Вот с такой постановкой вопроса мы, конечно, в принципе не можем согласиться.
Итак, конкретные замечания. Уже много сказано об ограничениях торговли на малых площадях. Очень важно только подчеркнуть, что торговля без выкладки - только из закрытых шкафов, технологически будет чрезвычайно неудобна. Я не говорю о юридическом анализе этой стороны. Там тоже есть много вопросов. Чрезвычайно неудобно. И когда ссылаются на опыт Канады, где это реализовано, почему-то забывают указать, что там это, как правило, малые торговые точки и потребитель действительно, получая продукцию из закрытого шкафа, при этом имеет возможность познакомиться с цветным каталогом, где всё подробно детально описано и нарисовано.
Дальше. Конечно, обсуждать о том, что запрет рекламы, направленной на конечного потребителя, на курильщика... Не буду обсуждать, насколько это правильно. В общем, понятно, что эта мера созрела, общество за неё, но надо сформулировать этот запрет корректно, поскольку определение стимулирующих мероприятий вообще и рекламы практически слово в слово совпадают. И здесь мы просили бы сохранить некоторые возможности коммуникаций индустрии, прежде всего с торговлей. Не с конечным потребителем, а с торговлей, потому что в особенности в условиях ограничения выкладки, полного запрета или то, или иное ограничение всё равно, видимо, будет принято. Торговле же нужно обучать, как торговать, как отвечать на вопросы потребителей, чтобы такого рода контакты (ещё раз подчеркну) не с потребителем, а только внутри товаропроводящей сети уточнённое определение допускало.
Наконец, последнее. Минимальные розничные цены, которые предлагаются законопроектом. Этот опыт нигде в мире не нашёл распространения, иногда вводился и был отменён. Но важно подчеркнуть, что эта мера избыточна. Если государство считает, что некоторый уровень цен на табачную продукцию безопасен с точки зрения развития нелегального рынка, именно этот вопрос всегда главный и ключевой, когда обсуждается, как повышать акцизы. Одну цифру. Акцизы, начиная с 2007 года и говоря о возможных предварительных итогах этого года, выросли в четыре раза - с 500 миллиардов, 50 миллиардов рублей до 200 миллиардов рублей. Это цифры налоговой службы, Минфина, Росстата. Здесь никто ничего не придумал и процесс этот будет продолжаться. Но акцизная система российская даёт вполне эффективный инструмент государству регулировать и средний уровень цен на рынке, и минимальную цену. Именно так устроена система взимания акцизов с минимальным акцизом и средним уровнем акцизного налогообложения.
Поэтому здесь логика такая. Зачем избыточный орган, зачем избыточный инструмент, непонятно, кем и как, который будет применяться. Закон об этом не пишет, по каким принципам устанавливают минимальные розничные цены.
Если государство и общество считают, что некоторый уровень цен на табачные изделия нужно установить государственно, делайте это через акцизы и собирайте все дополнительные доходы в бюджет.
И последнее, я скажу уже просто мою частную позицию, я уже сказал, что, конечно, курить в основном только в специально отведённых местах.
Но вот, Николай Фёдорович, позвольте не согласиться, что через год, как предполагает законопроект, в России не останется взрослых курящих людей. И как вот я себе не могу представить, ведь человек попадает в больницу, я оставлю в стороне вопрос врачей, это своё сообщество у них, своя жизнь. В больницу люди, и лежат там длительное время, в общем-то, попадают не по своей воле, и почему в больнице нельзя сделать нормально оборудованные, не мешающие людям... курящим места для курения для курящих больных, извините, я просто по-человечески это понять не могу. Это мои личные опасения. Я никогда почти не лежу в больницах, не лежал, но годы мои таковы, что уже об этом надо думать.
Я курю давно, много, 45 лет, прошу не воспринимать это как агитацию за курение. Курение, безусловно, вредно. Я об этом говорить не буду.
В заключение хочу сказать ещё раз, что благодарен комитету и Николаю Фёдоровичу за то, что нам предоставлена возможность сказать слово. Очень надеюсь, что при обсуждении в Государственной Думе и на комитете всё-таки будет меньше эмоций, а больше обсуждения по существу предлагаемых норм. И абсолютно полностью поддерживаю всю идеологию, подавляющее большинство норм. Мы всё-таки хотели бы, чтобы ещё раз были обсуждены те вопросы, которые уже сегодня поднимались, отчасти затронутые и мною. И по содержанию это точно такая же поправка, как Владлен Максимов зачитывал в рекомендации парламентских слушаний, написать, что в той или иной форме учесть всё-таки различные поправки, о которых говорит индустрия. Решать будет комитет, решать будет Дума, но очень надеемся, что всё-таки к содержательному обсуждению некоторых вопросов, больше связанных с функционированием индустрии, абсолютно не связанных с защитой некурящих от табачного дыма, что не требует никаких обсуждений, всё-таки будет проведено взвешенное, разумное обсуждение и выслушаны различные аргументы, и всё-таки детально будет произведён анализ всех цифр, включая и вопрос об их достоверности.
Я передаю наши пожелания. Спасибо.
Председательствующий. Слово предоставляется Янину Дмитрию Дмитриевичу - председателю Конфедерации общества потребителей.
Подготовиться Варварину Александру Викторовичу.
Янин Д.Д. Добрый день, уважаемые участники. Добрый день, уважаемое врачебное сообщество, представители регионов. Николай Фёдорович, Сергей Фёдорович, коллеги, друзья!
Я очень рад здесь выступать. Я очень рад, что 18 октября правительство одобрило законопроект в редакции Минздрава. Это огромная победа здравоохранного движения, здравоохранного ведомства. И я надеюсь на то, что тот посыл, который содержался в блоге Дмитрия Анатольевича Медведева - лидера партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ", он был услышан депутатами. И Дмитрий Анатольевич сказал беспрецедентные вещи, о них я напомню вам. Он сказал, первое, что в 90-е годы была допущена колоссальная ошибка, когда был открыт рынок для иностранных табачных компаний. Мы видели на слайдах Галины Сахаровой, что произошло с 90-го года, куда вкладывались деньги, в продвижение каких детских, женских сигарет вкладывались рекламные бюджеты? На каких носителях распространялась реклама? Журнал "Космо" - самый популярный журнал в категории 14-16 лет девочек, сериал "Интерны" - самый популярный сериал в подростковой категории, именно туда табачные компании в течение многих лет вкладывали деньги. Мне очень неприятно здесь слышать людей, представляющихся юридическим сообществом, вот сейчас после меня будет выступать представитель РСПП, я думаю, ещё другие будут выступающие, я сразу вспоминаю одну историю, которая была около ста лет назад, когда впервые была установлена связь между малярией и комарами. И было установлено, что разносчиками малярии являются комары, и государства постепенно стали уничтожать популяцию комаров, спасая людей от довольно серьёзного заболевания, оно было крупнейшим по вкладу в смертность.
Вот представьте себе, чтобы у комаров были деньги нанять Сергея Пепеляева, который обслуживает "DJITI", BATS, чтобы, например, у компании "Philipp Morris" нашлись деньги на найм института госпожи Хабриевой - Института сравнительного законодательства и правоведения, который был контрактован "Philipp Morris", и после этого институт поменял радикально своё отношение к законопроекту, потому что в августе 2011 года они прислали отзыв положительный на закон, а после контракта с "Philipp Morris" они прозрели и увидели, что это же нарушение конституционных прав, но в Конституции вы не найдёте ни одного упоминания курильщика, вы найдёте: "гражданин", вы найдёте: "право на окружающую среду", "право на охрану здоровья", "право регионам защищать своих людей", "устанавливать требования, защищающие условия труда". Это всё есть в Конституции.
Мне очень жаль видеть среди этих людей, которых наняли "табачные комары", Олега Румянцева - автора первой российской Конституции, который также подготовил поправки, которые, наверное, уже видели в комитете, кастрирующие закон, представленный Минздравом. "Румянцев и партнёры" также в числе контрактованных.
Мне неприятно видеть РСПП, который не опросил всех своих членов, но почему-то очень активно продвигается компания "DJITI" или релизы РСПП с критикой закона рассылает компания, пиар-компания, обслуживающая "DJITI".
Что это, простое совпадение? Почему так происходит? Потому что те меры, которые предлагает Минздрав, это не только о чём говорил доктор Заридзе, доктор Сахарова, о чём говорил доктор Герасименко, это жизнь. Но это очень банальный вопрос, это 5 миллиардов долларов, которые табачные компании теряют в течение последующих двух-трёх лет только за счёт снижения продаж.
Вот эти 5 миллиардов долларов - хорошее основание для того, чтобы начать дискуссию, произнести, что табак является противоречивым продуктом. Он не противоречивый. И вы знаете, Вадим Алексеевич, что противоречие состоит только в том, у тебя будет рак шейки матки, рак груди или рак гортани. Тут противоречие только в этом.
Янин Д.Д. Кто эти люди? Это четыре транснациональные табачные компании, мы их все знаем: "DJITI", "Philipp Morris", "British American Tabac", "Imperial Tabac" - 93 процента рынка вытеснены из многих стран мира, которые здесь окопались настолько, что, например, зампред комитета по аграрной политике - человек, который шесть лет до этого успешно работал в Совете по развитию табачной промышленности. Вот Надежда Васильевна, вот её Максим всё хотел увидеть, но никак он её не увидел, она сюда не пришла.
Но есть другие люди, которые, наверное, поработают над этим законопроектом.
Теперь по тому, по неэффективности якобы, о которой здесь говорят, да, что меры не работают. Вот смотрите, вы можете не слушать онкологов - это ваше право, вы можете не слушать пульмонологов - это ваше право, вы можете не слушать педиатров, когда вам любой педиатр скажет, что ребёнок грудной дышит в два раза чаще, и если он находится в прокуренном помещении, он вдыхает в два раза больше дыма, чем взрослый человек и для него нахождение в прокуренном ресторане, господин Бухаров, я надеюсь, ваш ресторан "ФГУП Кремль" некурящий, я надеюсь на то, что этот ребёнок будет защищён в российских ресторанах, несмотря на вашу персональную позицию о том, чтобы в ресторанах должны быть зоны для курящих.
Я надеюсь на то, что вы послушаете и правду о табачных компаниях. Табачные компании могут нанимать юристов, экономистов, господина Шохина, да, который, выступая на заседании правительства, забыл сказать о том, что у него конфликт интересов. Или госпожа Хабриева, расписывая 10 страниц критики закона, должна была начать с того, что уважаемые члены правительства, хоть я и ГУП, но я имею подряды с рынка, и у меня контракт с "Philipp Morris", поэтому то, что дальше написано - это просто у меня конфликт интересов. Говорите правду и к вам потянутся люди, говорите правду.
Что говорят табачные компании? Польша. Снижение на 3,3 процента продаж в одной компании, "Philipp Morris" в четвёртом квартале 2010 года только из-за введения запрета курения в закрытых помещениях. Вот цена вопроса.
Закон Минздрава, экстраполируем на Россию, падение 4 процента продаж, пересчитываем на продажи "Philipp Morris", компания теряет 1 миллиард долларов в продажах, в продажах, не в прибыли, Вадим Алексеевич, не в прибыли.
Замечательно! Вот ради этого миллиарда начинается вот эта вся карусель.
Я надеюсь на то, что Россия, которая не устояла в 1999 году, когда впервые... В 1998 году Николай Фёдорович внёс первый закон, и он был тогда значительно сильнее.
Мы видели отчёты табачных компаний, которые были расшифрованы по решению суда. Это выложено в Интернет. Вот здесь есть Андрей Дёмин, он это нашёл в архивах судебных. Это всё понятно. Закон, возможно, в Думе претерпит целый ряд изменений. Но вы будете знать... Я поддерживаю Максима, вы будете знать, чьими руками табачные компании ("комары") сделали эту тонкую, ювелирную или юридическую работу.
Спасибо большое.
Председательствующий. Спасибо.
Слово предоставляется Варварину Александру Викторовичу -управляющему директору Департамента корпоративных отношений и правового обеспечения Российского союза промышленников и предпринимателей.
Подготовиться Дорофееву Сергею Борисовичу.
Варварин А.В. Добрый день, уважаемые коллеги!
Законопроект действительно резонансный, затрагивает и общество, и бизнес. И, безусловно, Российский союз промышленников и предпринимателей не мог обойти этот законопроект вниманием. И не потому, что членом нашей организации является "Джи Ти Ай" или "Филипп Моррис", а потому, что членами нашей организации являются представители малого бизнеса, представители торговли, представители ресторанного бизнеса, представители ... и так далее. Этот законопроект касается всех, поэтому мы не могли не определить свою позицию по нему.
Для того, чтобы её определить, в июле этого года мы провели "круглый стол", на который пригласили все заинтересованные лица, и обменялись мнениями. Самый главный, наверное, вывод, который мы получили в результате обсуждения на "круглом столе", это ответ на вопрос, который задал Николай Фёдорович. Что важнее: прибыль или здоровье людей? Ну, конечно, здоровье людей. И бизнесмены тоже люди, они всё это прекрасно понимают, у них свои семьи.
И, конечно, законопроект все поддерживают. Все однозначно заявили о том, что ситуация с табакокурением в стране недопустимая, и необходимо принимать срочные меры по снижению потребления табака. И здесь, наверное, тоже соглашусь с удивлением, почему только 80 процентов поддерживают Минздрав из населения. Мне кажется, это должно быть 95 процентов как минимум.
Но самое большое, что нас беспокоит, это то, что часто за красивыми лозунгами, за хорошими фразами пытаются протащить какую-нибудь очередную глупость, которая, во-первых, не даёт результата ни для кого, никому от этого лучше не станет, а во-вторых, наносит ущерб интересам предпринимателей, которых мы, безусловно, представляем. И, на наш взгляд, такие риски есть. Есть позиции, с которыми мы категорически не согласны. Есть позиции, которые надо просто обсуждать здраво и спокойно.
Безусловно, я остановлюсь на нескольких моментах, которые, прежде всего, беспокоят компании.
Первое. Это запрет на торговлю табачной продукцией.
Председательствующий. Давайте уважать друг друга! Не надо вступать... Потом вопросы зададите.
Варварин А.В. Запрет на торговлю табачной продукцией на торговой площади меньше 50 метров волнует весь малый бизнес. И господин Максимов здесь абсолютно всё чётко и правильно рассказал. Я не буду даже повторять те его доводы, которые он озвучил.
Единственное, на что хочу обратить внимание. Коллеги, основной довод, который выдвигается, это то, что малый бизнес продаёт табак детям. Беда есть такая, согласен абсолютно. Но нельзя лечить ангину отрубанием головы.
Давайте посмотрим, есть ли другие методы защитить молодёжь от возможности приобрести табак в таких местах у малого бизнеса. Безусловно, есть. Просто государство их почему-то не использует. Оно решило действовать крайне радикально, не использовав самые элементарные механизмы.
Ну почему до сих пор нет в законодательстве, во-первых, права продавца попросить документ, удостоверяющий личность? А во-вторых, почему нет ответственности нормальной за эти действия? Почему до сих пор в Кодексе об административных правонарушениях не написано, что лицо, которое продало сигареты несовершеннолетнему, несёт не только личную ответственность (какой-нибудь штраф), а это является основанием для приостановления деятельности организации на период до трёх месяцев? Есть такие нормы в кодексе.
И, поверьте мне, когда это будет записано в законе, любой собственник торгового помещения не позволит ни одному своему продавцу даже подумать, чтобы продать несовершеннолетнему табак. Потому что он будет понимать, что те убытки огромные, которые он получит от таких действий, они абсолютно несовместимы с теми копейками, которые он получит от более широкого спектра продажи табачных изделий. Может быть, надо применять какие-то более разумные и взвешенные меры, чем сразу все ограничивать?
Следующая норма, которую не комментировали. Написано, что в населённых пунктах нельзя продавать табачную продукцию в помещениях менее 25 квадратных метров, при этом если нет таких помещений, если нет стационарных помещений торговых, то возможна развозная торговля. Вопрос возникает: а если есть стационарное торговое помещение площадью меньше 25 метров? То получается, что продавать в нем табак нельзя, и развозная торговля тоже невозможна, потому что есть стационарное торговое помещение. Это что касается юридической техники. В этой ситуации чего гражданам делать, которые проживают в этом населенном пункте? Вариант один - снести это строение, это хотя бы позволит покупать развозную табачную продукцию, а иначе они вообще лишены возможности приобрести где-либо табак.
Следующий момент. Это запрет на выкладку, демонстрацию табачных изделий. Вот к чему это приведет? Прежде всего, это приведет к фактическому отсутствию конкуренции между компаниями табачными. Сейчас много говорилось, что у нас есть четыре основных монополиста. Наверное, это действительно так и, наверное, это не здорово. Но мы таким образом перекрываем любую возможность кому-либо составить им конкуренцию. Извините, "Мальборо", "Парламент", "Кемэл" и так далее, все эти бренды все знают. Их-то и будут спрашивать. Кто будет покупать какую-то табачную продукцию российского производителя, не очень хорошо знакомую на рынке, если при этом не будет ни рекламы, не будет возможности посмотреть на нее? Может быть, можно, например, установить, что выкладка продукции возможна в социально изолированном помещении, куда не могут войти, условно, несовершеннолетние и не могут видеть люди, которые не интересуются табачной продукцией. Но отгородите отдел алкоголя и табака, куда может войти взрослый посетитель и посмотреть то, что ему нравится. Гораздо более просто и, на мой взгляд, разумно.
Следующий момент. Установление минимальной розничной цены на табачную продукцию. На наш взгляд, тоже какая-то выдумка чиновников, которая ничего позитивного, собственно говоря, не даст. У нас есть акцизное регулирование, которое решает абсолютно те же самые проблемы. Гораздо более эффективно по администрированию и, на наш взгляд, решает все задачи, которые должны в этой связи быть.
Следующее. Запрет осуществления благотворительной деятельности табачными организациями. Вот представитель Минздрава в самом начале сказал, что ничего этого нет. Очень интересно получается, что мы закон знаем лучше, чем сам Минздрав, который его писал. Читаю закон: "Запрещается любая помощь...", любая помощь, не говорится о спонсорстве...
Председательствующий. Александр Викторович, у вас время истекло.
Варварин А.В. Да, сейчас заканчиваю.
"...образовательным, социально-культурным организациям и так далее..." Любая возможность передать денежные средства, в том числе на постановки Большому театру просто не допускается. Какой в этом смысл? Если не продвигается табачный бренд, то, на мой взгляд, это абсолютно нормальное явление.
Следующая позиция. Это запрет на взаимодействие с органами власти. Ну, здесь, на наш взгляд, нужно посмотреть просто повнимательнее правила ВУСР, куда мы в ближайшее время вступим, которое четко предписывает государству, как осуществлять регулирование, прежде всего, основываясь на взаимодействие с участниками этих правоотношений. Это просто противоречит основным принципам государственного регулирования ВУСР, куда мы вступим. И, на наш взгляд, с кем, собственно говоря, власть будет обсуждать, например, технический регламент на табачную продукцию и принципы, которые используются? Ну, разумеется, с табачниками.
И, наверное, последний момент - это курение в общественных местах, действительно, самый дискуссионный вопрос. Здесь больше, конечно, граждане страдают, которые как будут курить, например, в тех же больницах. Вспомните, например, в ЦКБ, да? Попробуйте выйдите за территорию больницу. Поезда дальнего следования. Да, может быть, в вагоне-то и можно запретить курить, но вы не сможете выйти из вагона, потому что это территория вокзала и там тоже курить запрещено. Посмотрите закон. Аэропорты и так далее.
Вот мы, когда шли сюда, наверное, через 10-й подъезд входили, вы, наверное, проходили замечательную комнату, справа была, называется "Комната для курения". Нам все время говорят: "В аэропортах нельзя делать курительные комнаты, это будет пахнуть" и так далее. Я не почувствовал никакого запаха, я специально остановился и посмотрел: нет, не пахнет.
Председательствующий. Я повторяю: у вас время истекло.
Давайте так, уважаемые коллеги... всё, регламент. Я хотел посоветоваться. Нам осталось работать 50, даже меньше - 47 минут. У нас ещё 10 записавшихся, которые уже ранее записались. Дальше, мы должны вместе с Сергеем Федоровичем ответить на вопросы и рекомендации.
Первое, следующим докладчикам: не повторяйте то, что уже говорили. Уже долго говорили про эти проблемы, которые сейчас вот обозначил Александр Викторович, уже третий человек об этом говорит. Все это известно. Поэтому давайте так. Перейдем к режиму трех-пяти минут. Если кто-то будет повторяться и повторять то, что уже говорили, я буду, останавливать. Нет возражений? Нет.
Тогда я уже назвал Сергея Борисовича, депутата Государственной Думы, Комитет по охране здоровья. Пожалуйста, Сергей Борисович.
И подготовиться Демину Андрею Константиновичу.
Дорофеев С.Б. Я тоже хотел предложить всем, особенно сторонникам законопроекта, не доказывать, что он хороший. Всем понятно, что он по смыслу хороший и концептуально правильный. И не надо тратить на это время. А всем антисторонникам этого законопроекта хотел бы предложить не эмоционально, а очень конкретно предлагать что-то, если есть что предложить. Это - во-первых.
Во-вторых, я сам - ярый сторонник этого. Понятно, почему. Убежден, что с этой привычкой нужно бороться, но именно теми методами, которые там изложены, постепенно и лишать возможности очень легко приобретать, создавать неуютную возможность для людей такую общественную, а не радикально. Но не расстреливать же, в конце концов? Что такое? Если у вас есть что предложить, ну скажите, что ещё можно сделать для малого бизнеса. Нигде не продавать? Давайте нигде не будем продавать. Но где-то надо, говорите? Давайте там оставим, где только в больших. В маленьких их больше, соблазна больше.
Реклама. Это же реклама, когда они стоят. Убрать. Понятно, что надо убирать. Совершенно очевидно. Больше того, у меня предложение есть. Там написано: 100 метров от школы. Да, полкилометра надо, а лучше километр от школы, чтобы не 100-метровку бегали, кому надо, а на большие расстояния, на километровые, кому надо от школы. Почему нет? Почему 100 метров-то? Я вот лично буду предлагать, чтобы гораздо больше было это расстояние от школы. И чем больше этой будет санитарной зоны вокруг образовательных учреждений, тем лучше. Совершенно очевидно. Проанализируем давайте результаты прошлого закона.
Прошло 10 лет. Да? Чего добились? Я посмотрел цифру, у вас у всех в раздаточном материале есть количество продаваемых сигарет в России за 10 лет. Практически увеличилась. Практически увеличилась в два раза, почти в два раза. Это результативность надписи практической значимости того закона, которая была? Никакой, если в два раза увеличилась. И нам сейчас предлагают опять? Вот этого давайте не будем этого, не будем. Если мы там ничего не будем, у нас такой же результат будет, как и с прошлым законом.
Из сторонников, кто считает, что не нужен такой закон? Поднимите руки, кто считает, что не нужно бороться со СПИДом? Все считают, что нужно. Так вот вред прямого влияния, скажем так, на здоровье, на смертность там всего 5 процентов, а от табака - 10. Что не поднимаете руки? Это я ещё нижнюю границу говорю, 10. А она вообще больше по некоторым заболеваниям. Поэтому, мне кажется, дискуссия просто, хорошо или плохо, это бесполезно. Если есть чего предложить у кого из конкретики, особенно антисторонников, с удовольствием бы послушал. Но пока я ничего не услышал. "Давайте оставим в киосках". Да нельзя в киосках. Просто нельзя. Надо понять, нельзя. Ни под каким предлогом нельзя, иначе ничего не будет. Ну просто ничего не будет.
Из зала. Почему нельзя?
Дорофеев С.Б. Да потому что этот соблазн - купить, легко приобрести этот продукт, он остается. Понимаете? Вот это самое плохое, что может быть.
Из зала. У меня по пять магазинов, по пять вокруг каждого....
Дорофеев С.Б. Значит, ещё раз говорю. У вас предложение есть тогда и там... Вот если есть, говорите.
Из зала. И километровую зону как бы. Представитель сети говорил, так нельзя. Это...
Дорофеев С.Б. Подождите! Ну, слава богу, сеть эта не везде есть. Россия - же ведь это ещё не Москва.
Нет, не только Москва, я думаю, что это гораздо больше. Поэтому спасибо. У меня всё.
Председательствующий. Сергей Борисович, спасибо.
Слово предоставляется Дёмину Андрею Константиновичу, который, действительно, очень много научно изучает проблемы табака.
И подготовиться Лоскутову Андрею Иосифовичу.
Дёмин А.К. Спасибо. Я очень коротко. Вы знаете, мне кажется, что формат слушаний не соответствует нашим обязательствам Российской Федерации по рамочной конвенции. Есть статья 5.3, есть понятие: "конфликт интересов". У нас здесь опять сидит табачная индустрия со своими прихвостнями, и опять нам пудрит мозги.
Председательствующий. Андрей Константинович, вот это не надо. Когда обсуждается закон, не лезьте, парламент создан для обсуждения всех, это не тусовка антитабачных...
Поэтому не надо здесь говорить, я делаю вам замечание.
Дёмин А.К. Ну извините. Я, может быть, несколько заострил. Почему я это сказал? Вы меня поймите тоже правильно. Я никого не хочу обидеть, мы живём в одной стране, у нас общий интерес, чтобы было всё хорошо здесь, самое главное, чтобы все были живы, здоровы, меньше мучились и так далее. Здесь правильно было сказано, а что же всё-таки вот эти периодические циклы раз в 10 лет и что было раньше. Я взял на себя труд, к сожалению, никто до меня не взял, тяжёлая была работа, мы документировали на 2 тысячах источников, многие эту книжку уже видели, всё от первого парохода, который приплыл из Англии, до наших дней, до наших вот этих поисков эффективного законодательства.
Ну какая картина получается? Что как только мы теряем бдительность и табачная индустрия начинает проводить свои интересы, страна теряет, мы все теряем, и поэтому я вот, извините, может быть, несколько не в формате начал с такого заявления.
Действительно, здесь очень много интересов. Мы видим, здесь документировано совершенно чётко и ответственно проникновение табачного бизнеса в Российской Федерации широкое, в органы госуправления, проникновение в бизнес-сообщества, проникновение в гражданское общество, проникновение в нашу даже гуманитарную помощь перехватывает зарубежную, направленную на противотабачную работу. Даже такие факты деятельности табачной индустрии.
Поэтому я всё-таки считаю, что есть конфликт интересов и в нашем законе мы находимся в особой ситуации, вот эти документы нам показали, что мы стали ведущей производственной площадкой, мы стали центром глобального управления для многих иностранных табачных компаний. Ну заканчивать надо с этим, потому что нам необходимо внести в закон чёткие положения современные по конфликту интересов. Извините, если вы представляете интересы табачной индустрии или каким-то образом с этого что-то имеете.
Вот у мусульман есть понятие по алкоголю, там все виноваты не только тот, кто пьёт, тот, кто это сделал, тот, кто ему принёс это, вы понимаете, и кто продал. Все виноваты и все несут ответственность. У нас получается, вот опять мы говорим: борьба с табаком, борьба с курением, борьба с тем, борьба с сем. Ну извините, пожалуйста, сидит социально безответственная опасная индустрия, в заговорческом режиме куёт свои меры про продвижению, мы нашли факты до 1 миллиарда долларов расходует на продвижение ежегодно, и мы вот давайте будем с ними ещё дальше советоваться. Я категорически против. Давайте запишем норму нашего закона, всё, что касается конфликта интересов и денормализации социально опасной табачной индустрии, производящей социально опасный продукт. Действие суммарно является основой нашей демографической катастрофы в нашей стране. Давайте про это не забывать.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Я предоставляю слово Лоскутову Андрею Иосифовичу - президент Общероссийской общественной организации "Российский сигарный союз", исполнительный директор движения "За права курильщиков".
Лоскутов А.И. "Курильщиков". Спасибо, Николай Фёдорович.
Председательствующий. Да. Подготовиться Тетенёвой Елене Юрьевне.
Лоскутов А.И. Я живу в Москве, родился в Волгограде, знаете такой город на Волге, миллионер. И к тем графикам, которые здесь так наглядно демонстрировали, что курить плохо, можно было бы одну фотографию, допустим, цеха Волгоградского тракторного завода или вот там вот Михаил сидит из Ижевска, Ижевского завода, или Урал-вагон завода.
Вы помните, видели когда-нибудь, да, представляете, километр в одну сторону и километр в другую, и вот там эти "комары", о которых говорил Дмитрий Дмитриевич, вот с такими кулаками, они привыкли курить, в оборудованном, кстати, месте уже, есть такие места в цехах. И вот ему нужно в одну сторону километр, в другую сторону. Я считаю, что здесь на самом деле без социальных проблем этот закон в этих трудовых коллективах пройти не сможет.
И тогда, Николай Фёдорович, кто поедет на Волгоградский тракторный, вы или мы будем опять в ручное управление Владимира Владимировича просить?
Я считаю, это неправильно. Это закон, который разъединяет наше гражданское общество, противопоставляет хороших и плохих. Давайте так не делать. Гражданское общество - это где есть всегда "за" и где есть всегда "против". Ну, да, некоторые из них курят.
Теперь о законопроекте и о том, что мы, потребители табака, выкладываем свои, честно заработанные деньги за честно выпущенный продукт. Да вы разберитесь там между собой, кому принадлежат заводы. В конце концов, "Роснефть" выкупила там какие-то у англичан... Ну, выкупите эти у этих международных монополий. Выкупите, пусть будут русскими. Пусть будут деньги здесь оставаться. Нам всё равно, кому платить деньги, честно заработанные деньги. Мы хотим, чтобы нас не считали гражданами второго сорта.
И мы совсем не за то, чтобы тянуть этот закон. Послушайте, мы готовы за этот закон (движение "За права курильщиков") проголосовать хотя бы даже сегодня с несколькими поправками. Действительно, с теми, которые не унижают нас как граждан этой страны. Вы же не создаёте нам Министерство здравоохранения для курящих, правда? Вы будете работать с нами так же, как работаете. Почему же вы собираетесь нас унизить этим законопроектом?
У нас несколько предложений по этому конкретному документу.
Первое по запрету на рекламу. Давайте тотально везде запретим. Но здесь сидит главный редактор табачного издания. Почему в табачном издании запрещать рекламу табака? Ну, скажите. Это неразумно. Почему запрещать табачную рекламу там, где встречаются табачники (в табачном, сигарном клубе) и курят? Неразумно. Зачем делать неразумные вещи? Вы же взрослые и разумные люди, не комары же. Правда?
Значит, запретить рекламу везде, где её могут увидеть не табачники, некурящие. Мы с этим согласны. Но там, где находимся мы, и мы находимся в изолированном состоянии... Почему с этим нужно спорить?
Запрет на продажу табачных изделий там, где дважды продали несовершеннолетним. Закрывайте эту точку, - пожалуйста. Закрывайте, сажайте. У вас огромное количество административного и другого ресурса. Мы не против. Это вообще не вопрос для обсуждения.
Запрет на курение не в специализированных и необорудованных местах. Дайте... На том же Волгоградском тракторном заводе, в любом другом месте, где есть курильщики, дайте ему возможность выкурить свою сигарету, сигару, трубку, не унижая его человеческого достоинства. Не делайте его жизнь в Российской Федерации некомфортной.
Из зала.
Особенно сигары.
Лоскутов А.И. Особенно сигары. Да, я с вами согласен.
И, наконец, есть... Мы против того, что в законе огромное количество запретов, хотя, как видите, поддерживаем. Но добавляем к ним ещё один.
Николай Фёдорович, мы просим записать, что движение "За права курильщиков" выступает за полный запрет курения дома. Мы считаем, что это очень трудная вещь. Но как только мы лишим наших взрослых и самих себя возможности дымить перед детьми, перед внуками и так далее, мы уберём очень мощный рекламный фактор, воспитательный фактор.
Поэтому давайте дома мы курить не будем. Мы будем курить на рабочих местах, в больницах, если мы попали в больницу, в оборудованных местах, не мешающих тем, кто не курит. Я передаю наши замечания.
Председательствующий. Оригинальное предложение. Спасибо.
Так, слово предоставляется Титенёвой Елене Юрьевне. Подготовиться Халтуриной Дарье Андреевне.
Пожалуйста.
Титенёва Е.Ю. Здравствуйте!
Я представляю МНЦ наркологии Минздрава России. И наше сообщение призвано обратить внимание на распространение табакокурения на несовершеннолетних.
Может быть, мы немного опережаем события и надеемся на скорейшее принятие закона. Мы предлагаем некоторые практические решения.
Тут много прозвучало цифр. Цифры, которыми обычно оперируют специалисты, взяты из различных опросов населения, выполненных, к сожалению, при поддержке международных организаций.
В 2009 году в Российской Федерации проводился опрос взрослого населения с целью получения международных сопоставимых данных о потреблении табака, который назывался "глобальный опрос взрослого населения".
Что касается детей и подростков, начиная с 1999 года (с периодичностью раз в четыре года), проводился исследовательский проект, посвящённый изучению потребления подростками психоактивных веществ, в том числе алкоголя и табака.
Он называется "Европейский проект школьных исследований по алкоголю и наркотикам" ЕСПА. Руководителем российского сегмента проекта являлась Кошкина Евгения Анатольевна, в настоящее время она возглавляет Национальный научный центр наркологии. И вот последний этап исследования был в 2011 году.
Проводилось изучение распространённости применения психоактивных веществ учащимися в возрасте 15-16 лет в образовательных учреждениях города Москвы путём анонимного анкетирования. Исследование проводилось в 162 школах, в 18 учреждениях начального профессионального образования, и в 8 учреждениях среднего профессионального образования. Каковы результаты? В течение жизни пробовали курить сигареты 62 процента подростков, каждый четвёртый подросток - 27 процентов - курил регулярно, то есть более 40 сигарет выкуривал, 8,9 процента начали курить до девяти лет, 10 процентов приобщились к ежедневному курению до 13 лет. В течение месяца, предшествующего опросу, курили сигареты 31 процент, в том числе 14 систематически. Вот на данном слайде представлен показатель табакокурения среди подростков Российской Федерации, в частности Москвы, по сравнению со средними показателями ЕСПА, то есть со средними показателями европейских стран.
Учитывая сложившуюся ситуацию, мы предлагаем разработать механизм сбора необходимой медицинской информации для составления статистических данных по распространённости табакокурения, продолжить работу Российской Федерации в рамках международного исследования ЕСПА.
Безусловно, мы поддерживаем разработанный Минздравом закон об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака. И с нетерпением ждём его подписания.
Кроме того, данный закон регламентирует оказание медицинской помощи курильщикам в соответствии со стандартами, что очень важно. Я подчёркиваю, что многие курильщики, поверьте нам, психиатрам-наркологам, хотят или хотя бы планируют бросить курить. И вынуждая население бросить курить, закон предоставляет желающим возможность получить квалифицированную медицинскую помощь.
Наш центр работает уже над разработкой стандартов лечения табакокурения для несовершеннолетних пациентов и для лиц, резистентных к стандартной терапии.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Слово предоставляется Халтуриной Дарье Андреевне, компания "Будущее без сигарет".
Подготовиться Шабашову Алексею Евгеньевичу.
Халтурина Д.А. Спасибо большое.
Я присоединяюсь ко всем голосам, которые восхищаются, и крайне благодарна Министерству здравоохранения в том, что, наконец-то, в нашей стране появился европейский цивилизованный законопроект, который способен сократить эту эпидемию табакокурения, и сделать так, чтобы в России умирало где-то на 80-60 тысяч человек меньше ежегодно.
Самое страшное, что может произойти с этим законопроектом, это, безусловно, поправки, инициированные табачной индустрией.
Из всех мер, которые могут пострадать, безусловно, самое важное с точки зрения снижения потребления табака, это запрет курения в закрытых общественных помещениях. Мы об этом знаем, во-первых, из отчётов табачных компаний. Действительно, из рассекреченных документов известно, что табачные компании прекрасно знают, что подобного рода законы сокращают потребление табака на 15 процентов, но только в случае, если речь идёт о полном запрете курения на рабочих местах, в ресторанах, барах и так далее. Если же этот запрет частичный и остаются комнаты для курения, либо выделенные специальные зоны, залы, то по как раз информации табачных компаний снижение потребления табака остаётся незначительным, и отказа от курения особенного среди курильщиков не происходит.
Второй момент, мы знаем, что в тех странах и в тех территориях, городах, где принимались подобные законы с полным запретом курения, немедленно происходило снижение заболеваемости инфарктами миокарда на 17 процентов в течение первого года и на треть в среднем в течение первых трёх лет. Вот эта цена вопроса с точки зрения охраны здоровья.
Надо сказать, что речь идёт не только о сокращении потребления табака, но и сокращении пассивного курения, которое действительно чрезвычайно важно. Дело в том, что даже если мы сейчас не чувствуем запаха табачного дыма, то всё равно он в какой-то концентрации сейчас здесь присутствует, поскольку он прилетает сюда из курительных комнат. Да, может быть, здесь она далеко, но наша антитабачная коалиция, воспользовавшись прибором для измерения загрязнения воздуха, измеряла загрязнение воздуха в ресторанах, в офисах и выяснилось, что в некоторых офисах загрязнение воздуха табачным дымом такое же, как в иных курительных комнатах после того, как там только что покурили. И пассивное курение, и вред окружающим от табачного дыма - это совершенно не миф, и в России сейчас сложилась возмутительная ситуация, когда нарушаются права некурящих совершенно безвинно при этом, с их точки зрения, на благоприятную окружающую среду.
В этом смысле действующая ситуация антиконституционная и данный законопроект, он призван навести порядок в этой сфере. Важно что? Вот здесь говорят, я часто слышу от табачных лоббистов, что не было ни одного исследования, которое показало бы, что именно в ларьках продают сигареты, а в магазинах нет. Это не так. На самом деле такое исследование совсем недавно, в 2011 году, опубликовано. Оно проводилось уважаемыми двумя исследователями, членами нашей антитабачной коалиции. Они наблюдали в течение суток за сотней приблизительно торговых точек и смотрели, увидят ли они там факт продажи несовершеннолетним или не увидят. И выяснилось, что 14 процентов продаж в ларьках и павильонах, и 15 процентов в павильонах (это было в городе Казани) шли непосредственно несовершеннолетним, притом, что в универсамах они в данном эксперименте в значительных количествах подобного явления не увидели.
Что касается продажи сигарет поштучно, которая тоже является нарушением с точки зрения действующего законодательства. Исследователи сами подходили и просили продать поштучно. Им продали в 42 процентах случаев в ларьках, в 48-и в павильонах и только в восьми случаях в универсамах. Более того, продажа как раз осуществлялась (я сейчас договорю и пойду) чаще всего несовершеннолетним в тех павильонах и ларьках, которые были расположены непосредственно рядом со школами. То есть это, по сути, торговая стратегия табачной компании. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо.
Слово предоставляется Шабашову Алексею Евгеньевичу - ассоциация "Здоровые регионы".
Подготовиться Сушинскому.
Шабашов А.Е. Уважаемые члены президиума! Глубокоуважаемые коллеги!
Замечательное, просто замечательное обсуждение. Крайне интересно послушать мнение представителей табачной индустрии и табачных лоббистов. Слушать их надо только для того, чтобы делать всё вопреки. Те изменения, которые они предлагают, надо, конечно, стремиться, чтобы эти изменения не были внесены в этот законопроект ни в коем случае, а как раз были сохранены крайне эффективные меры, которые были предложены Минздравом. Законопроект долгожданный, законопроект необходимый. Табачная индустрия совершенно бессовестно действует на территории России. Мои уважаемые предшественники называли цифры. Вот исследования по распространённости курения среди подростков - это очень серьёзные, надёжные исследования. Нет причин не доверять тому, что рассказывала и Галина Михайловна Сахарова, и сотрудница из института наркологии. Но вы знаете, на прошлой неделе общался с учительницей биологии и руководителем центра профилактики в школе, в одной из школ города Твери. Они провели такое исследование по распространённости курения среди детей, учеников седьмых-восьмых классов. К ужасу своему они обнаружили, что 98 процентов школьников седьмых-восьмых классов признались, что они уже пробовали курить. 98. То есть 2 процента не знают вкус сигареты. Из этих 98 треть является постоянными курильщиками, две трети регулярно курят. Жуть. Может быть, это не очень надёжные данные, но они на самом деле заставляют волосы шевелиться, у кого они есть на голове. Это страшно.
Поэтому я считаю, что законопроект должен быть принят и он должен быть принят в той формулировке, которую предложил Минздрав ещё летом. Её выхолостили табачные лоббисты на стадии согласования в Минздраве. Почему я об этом говорю? Самый важный, очень важный пункт - это права регионов. Права регионов надо вернуть, права субъектов Федерации о введении дополнительных запретов. Я не понимаю, почему, например, Чечня может решить, что водку они будут продавать всего лишь два часа в сутки. Правильно, они считают, что водка им не нужна. А, например, какой-нибудь регион как Красноярский край или Самара, если считать, что им не надо, чтобы курили в лечебных учреждениях, они таких полномочий лишены. Я вот этого абсолютно не понимаю. То есть этот пункт, он изначально был и он очень важный. Вернуть надо обязательно. Вообще надо сокращать сроки введения. Почему надо тянуть до 2015 года, это вообще объяснить не может никто.
Сделано это абсолютно искусственно в моём представлении и вводить надо срочный и полный запрет на курение в лечебных учреждениях. Это позор, когда курят в лечебных учреждениях. И я не понимаю, кому это нужно. Почему? Что, мы какие-то...? У нас генетическая мутация, у русских, что ли? Или мы какие-то инопланетяне? Почему во всём цивилизованном мире в больницах не курят, а в России обязательно должны в больницах курить? Что происходит?
Есть заместительная терапия, больным можно оказывать помощь. Врачебное сообщество должно прекращать курить. Это норма жизни. Приём наркотика, убивающего потребителя, это не норма абсолютно. То есть вот эту норму в моём представлении надо возвращать.
И я не понимаю, почему надо делать курилку, как говорит тут защищающий права курильщиков, например, в фельдшерско-акушерском пункте. Что вы мыслите масштабом Москвы и большими клиниками? Лечебные учреждения - это маленькие амбулатории сельские. Если мы заставим главных врачей сделать курилки, из каких денег, я вообще не понимаю.
А на фельдшерско-акушерском пункте, если курит, например, водитель "буханки", уазика, что, из-за одного курящего надо на ФАПе делать курилку, что ли? А за чьи деньги-то вообще? Я не очень понимаю.
Что, надо делать курилку в детском саду, если нянечка курит, что ли? Ну, это же абсолютно ненормально. Что мы делаем?
Эти положения надо полностью вычёркивать в моём представлении.
Есть ли в этом законопроекте недостатки? Есть, разумеется. Он недостаточно жёсткий. И самый главный недостаток, что не возражает, как сообщил Желнин, "Табакпром". Почему? Он недостаточно жёсткий.
Табак - нелегальный продукт. Табак убивает потребителя. Это единственный продукт, который убивает потребителя, будучи применённым по прямому назначению.
В ряде стран уже переосмысливают своё отношение к табаку. И в ближайшее время мы увидим денормализацию табака, делегализацию табака. И этого боится "Табакпром" на территории России.
К сожалению, Россия всегда плетётся в хвосте. Но я надеюсь, что мы доживём до того момента, когда мы выгоним со своей территории "Филипп Морис", "БриджАмериканТабак" и "ДжапанТабакИнтернэшнл". Табак будет делегализован. Он не будет распространяться через легальные сети, а в специальных учреждениях. Боюсь только, мне надо будет вести здоровый образ жизни и жить долго. Но, надеюсь, доживём.
Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, спасибо.
Все докладчики, которые ранее записывались, выступили. И записался ещё заслуженный врач России Вячеслав Петрович Трушев. Пожалуйста.
 Трушев В.П. Регионы России. Это не партия. Это Липецкая область, город Липецк.
Я врач-нарколог с 40-летним стажем, даже больше. В медицине я с 1962 года (в медицинском училище начинал учиться).
В Германии, когда я служил в 1966 году солдатом, у нас был огромный госпиталь, и ни одна женщина не курила (свыше 1 тысячи женщин было, военнослужащие, вольнонаёмные), моды такой не было.
И я не представляю, чтобы могла закурить сейчас... (я был в Чечне, я был в Дагестане), чтобы дагестанская девушка курила или чеченская девушка курила.
К нам в Липецк сейчас приезжает много мигрантов, так же, как и в Москву. И я не представляю (не видел нигде), чтобы узбечка курила. Но это всё такая присказка.
А сказка состоит... И не сказка, а истина состоит в следующем. С 1991 года мы проводим мониторинг курения и потребления алкоголя и наркотиков. 1996 год: у нас курило 46 процентов школьников. Вводим образование. Просто умоляли свой Департамент образования и науки области ввести нашу программу. Разработали учебники против алкоголя, наркотиков и антиспидовые программы. Сейчас, на сегодняшний день, 21 процент курит. Результат есть.
Теперь, спорят тут по ограничениям: законны они, незаконны, влияют они, антидемократичны или ещё что-то им приписывают.
В Липецкой области за год до того, как во всей России у нас запретили кодеиносодержащие препараты продавать в аптеках... Я нарколог, я знаю, что такое дезоморфиновая наркомания из препаратов кодеина. Два-три года и наркоманы умирают.
Как только мы запретили у себя в области (наше руководство - губернатор), у нас резко упало количество притонов. И не было никаких бунтов, ни со стороны наркомафии... И все поняли, что надо думать мозгами, а не только "впудривать" аптекарям, извините за такое слово, детям и подросткам кодеиносодержащие препараты.
Далее. Ввели 156-е постановление по области в мае месяце об ограничении по времени. С 9-ти вечера до 9-ти утра пиво в ларьках и алкоголь любой... Не только в ларьках, но и в гипер- и супермаркетах. Ну и что? Говорят, затариваются. Затариваются они, у меня весь двор раньше пил до 4 утра, а сейчас они затарились пивом в 9 вечера, в 11 вечера пиво они уже выпили, нет его и в полдвенадцатого по домам расходятся. Мамы стали видеть детей.
Что ещё, какие должны быть доводы и факты?!
Потому что все боятся вот этого слова у нас на Руси: "запреты", "репрессии со стороны государства". Да ещё 150 лет назад Иван Андреевич Крылов сказал: "Чтобы речей не тратить понапрасну, там власть пора употребить" и власть правильно это делает.
А то, что сейчас происходит, с моей точки зрения провинциала, это идёт забалтывание закона.
И я по основному (базовому) образованию педиатр, детский врач, это близко с акушерством, я знаю, что такое нормальная беременность 9 месяцев, а это уже какая-то переношенная беременность по принятию закона, мацерированный плод родится.
Нельзя у нас так идти наповоду у тех, кто тормозит.
Я заканчиваю словами Владимира Семёновича Высоцкого: "И пока они вот так пререкались, съел тем временем всех женщин и кур, и возле самого дворца ошивался этот самый то ли бык, то ли тур" табачная индустрия и табачное лобби.
Спасибо. Извините.
В город Липецк приезжайте, прекрасный город.
Председательствующий. Слово предоставляется Сушинскому Сергею Александровичу - президенту Фонда наций, член Координационного совета по борьбе против табака при Минздраве. Пожалуйста.
Сушинский С.А. Спасибо, друзья! Рад здесь присутствовать.
Это, действительно, решающее время, в которое мы сейчас живём и от тех действий, которые мы сделаем, зависит, я не побоюсь этого слова, это правда, судьба наших детей, наша судьба. Поэтому я очень хочу, чтобы вы внимательно отнеслись к тем положениям, которые будут вносить депутаты, как они будут голосовать.
Я вовсе не против курильщиков, я сам раньше курил, к счастью бросил курить, у меня есть друзья, которые курят и я считаю, что борьба идёт не между курящими, не курящими, а между всем гражданским обществом и табачной индустрией, которая подсаживает на табак.
И те люди, которые не могут по какой-то причине бросить курить, им должны быть предоставлены по рецепту, возможности никотиносодержащие препараты, по рецепту, так как зависимость, видимо, не для всех является преодолимой.
Табачная индустрия - это известные производители табака, лоббисты официальные, но мы все знаем печально известные имена людей, которые поддерживали и высказывали позицию табачной индустрии - это Надежда Школкина, Геннадий Кулик, это Сергей Шаталов, это Сергей Штогрин и так далее. Сейчас новые фамилии уже присоединяются, вы все их хорошо знаете.
Кто поддерживает антитабачный закон? Мы его полностью поддерживаем, скажу сразу, есть моменты, которые мы хотели бы усилить, но даже в том виде, в котором он есть, полностью поддерживаем, лучше, чтобы он был принят именно сейчас и потом дальше поправки. Поддерживают закон не только взрослые люди, в целом общество, как то показал ВЦИОМ, поддерживает и молодёжь.
Павел Дуров (социальные сети) "ВКонтакте" выложил опрос и те, кто заходили в социальную сеть, голосовали, проголосовало более 2,5 миллиона человек. Больше 60 процентов проголосовали за полный запрет курения в общественных местах, из них половина курильщиков проголосовали также за полный запрет, больше половины курильщиков проголосовали за полный запрет курения в закрытых помещениях и общественных местах.
Какие меры? Я кратко скажу то, что не сказали другие коллеги, о мерах конкретного законопроекта, почему нужно принять именно в таком виде. После запрета курения в закрытых помещениях, кафе, бары и рестораны повысят свою прибыль за счёт увеличения некурящих людей, которые будут приходить семьями, оставаться подольше и больше есть. И поэтому рестораторы на самом деле знают, что прибыль их повысится, это показатели в Америке, в Канаде, в Европе, в тех странах и регионах, где приводились полные запреты курения в общественных местах, на 5-15 процентов их прибыли продажи (рестораторов) повышаются.
Следующий момент то, что, почему нужно полный запрет курения ввести. Потому что невозможно, как правильно сказала Дарья Халтурина, я полностью поддерживаю, невозможно полностью избавиться от табачного дыма, если остаётся даже курительная комната. Приборы, наши замеры несколько, было множество замеров и они показывают, что табачный дым остаётся.
Следующая мера - продажа в палатках. Почему нужно запретить продажу в палатках, в малых точках? Потому что в десяти случаях из десяти разные организации независимые делают и, действительно, продают детям.
У нас идёт борьба, я полностью согласен с Максимом Мищенко, у нас идёт борьба за торговые места. И когда будет полный запрет не только алкоголя, который сейчас есть в данный момент, но и запрета табака, производители еды, цветов, всего чего угодно, всего остального с радостью придут на это место. Малый бизнес только выиграет от этого.
Следующая выкладка - демонстрация табачных изделий. Но это форма рекламы. Давайте честны будем. Так же, как и витрины, и палатки. Малые торговые точки. Выкладка и демонстрация запрещены во многих провинциях Канады. Запрещены в Исландии, в Ирландии, и вообще в других странах. Никаких затрат для производителя, предпринимателя торговой точки не несет, все имеют места для того, чтобы ранить дополнительную продукцию, которая не выложена, это могут быть коробки под столом, никакой нагрузки не несет абсолютно.
Следующее. Минимальная цена, тут говорили, ну у нас есть минимальная цена на водку 125 рублей, нормально живет, это как дополнительная мера. Не самая, может быть, важная, но тоже нормальная мера.
Следующий момент - то, что законопроект не содержит никаких дискриминационных мер, то есть он ограничивает курение и защищает право на охрану здоровья всех граждан, закрепленное в статье 41 Конституции. Есть одно слабое место, о котором я говорил ещё на координационном совете при Минздраве по борьбе против табака, это то что до сих пор даже в текущем законопроекте есть лазейка для тех, кто хочет в кино курение показывать, демонстрировать. В передачах, так называемых "для взрослых" это до сих пор есть. Я поправки свои вносил, для детей, соответственно, нет. Плюс информационные кампании, возможная демонстрация табака, тоже непонятно, как это будет регулироваться. Это слабый момент, его нужно отрегулировать, но я считаю важным другое.
Важно прямо сейчас принять законопроект в текущем виде. Поддержать инициативу народонаселения, большинства людей нашей страны, граждан, поддержать инициативу Минздрава, поддержать инициативу правительства, которую полностью одобрили все ведомства, и внесло этот законопроект. Это не частный...
Правительство, которое внесло этот законопроект, поддержать...
Председательствующий. Так, уважаемые коллеги, все выступили с разных позиций. Сейчас ответим на вопросы и будем завершать.
Тогда я слово предоставляю Сергею Федоровичу. Пожалуйста.
Вельмяйкин С.Ф. Спасибо, коллеги.
 Я не буду ранжировать вопросы по значимости, потому что здесь есть вопросы, есть часть, но уж позвольте, Николай Федорович, ремарки на те выступления, которые были.
Значит, первое. Вот я прямо буду так зачитывать, как есть, я так понимаю, но назовем её арифметикой, которую я приводил. "В одной торговой точке занято от трех до пяти человек. Скажите, сколько человек работает в 118-ти и в 85 тысячах павильонах?" Но вот я 118 тысяч умножаю на... ну три - это достаточная цифра для киоска или туда в принципе больше народа может поместиться?
Ну, три, давайте возьмём три. Предположим, что у нас в киоске работают три человека. 354 тысячи рабочих мест - вот это ровно та цифра, которую нам называли в качестве потерь малого бизнеса от введения антитабачного закона. По всей видимости это означает, что киосков в стране после введения этого закона не будет в принципе, и никакими другими товарами они не будут торговать. Но это мой ответ. Возможно, он вас не устраивает, но это мой ответ.
"Какова эффективность запрета продажи сигарет в киосках при возможности покупать сигареты в стационарных магазинах? Или сигареты, продаваемые в крупном ритейле, не убивают?" - вопрос. Я здесь только к Сергею Борисовичу могу присоединиться: точно так же убивают. И если бы итогом парламентских слушаний было предложение вообще запретить продажу сигарет, вы знаете, я, наверное, как представитель ведомства, отвечающего за здравоохранение, был бы только за. Был бы только за. Но мы сейчас исходим из того, что у нас 40 процентов населения курят и, несмотря на, то что здесь звучало, права этих людей на получение... мне сложно назвать это товаром, товар - это то, что здесь тоже совершенно корректно сказали, товар - это то, что я покупаю по своей воле. И товар - это то, это основной принцип закона "О защите прав потребителей", то, что не причиняет вреда жизни и здоровью, будучи использованным по прямому назначению. Сигареты под это определение никак не попадают, там нет автономии воли. Я нахожусь в никотиновой зависимости, я не делаю этот выбор свободно, это доза, которую я, как наркоман, должен получить.
 Из зала. Это ваше мнение.
Вельмяйкин С.Ф. Это мое мнение, конечно. Это мой ответ на вопрос.
 Из зала. (Не слышно.)
Вельмяйкин С.Ф. Да, а я, собственно, и отвечаю на вопросы своим мнением.
"Так, почему для малого бизнеса Минздрав убрал отсрочку 18 месяцев, а для крупных сетей нет?" Какую отсрочку вы имеете в виду, просто уточняю?
 Из зала. (Не слышно.)
Вельмяйкин С.Ф. Отсрочка на введение вот этого запрета? Я вам здесь могу сказать только одно, мы этот вопрос принципиально обсуждали в правительстве с участием, в том числе и представителей табачной промышленности и Российского Союза промышленников и предпринимателей. Наверное, некий переходный период для того, чтобы у малого бизнеса была возможность продать свои товарные запасы, мы в законе предоставим. Но при этом надо сказать, что, опять же статистика, средние товарные запасы у нас в стране на текущий год оцениваются в один месяц. Поэтому говорить о том, что там какие-то они большие будут, наверное, не совсем правильно.
Если курение убивает, почему не запретить продажу сигарет повсеместно, а только тем, у кого нет лоббистов на высшем уровне? Вы знаете, я вот как-то вот не готов отвечать на этот вопрос, вы уж меня извините, про лоббистов на высшем уровне у крупных сетей не знаю, извините, правда, не знаю.
И последний вопрос. В киоске нельзя поставить вэб-камеру? Вы знаете, я чуть шире на него отвечу. Конечно, можно. Точно так же, как господин Варварин здесь выступал, и в качестве предложения, достижения, плюсом к закону предложил нам дать право требовать документы. Скажите, что разве этого права сейчас у продавцов нет? Разве сейчас запрет на продажу товаров табака несовершеннолетним не действует? Или надо дать право продавцу соблюдать закон? Вот это, по сути, об этом. Коллеги, что вам мешало все эти годы, десять лет - одиннадцать действует антитабачный закон, автор которого сидит справа от меня, он действует. Кто мешал киоскам, при всём уважении к их бизнесу, этот закон соблюдать? Если бы таких вопиющих фактов не было, конечно, наверное, сейчас не стоял бы вопрос о том, что нужно этот сегмент рынка таким образом ограничивать.
Теперь по выступлениям. Максимов Владлен Георгиевич, "ОПОРА России", короткая ремарка: почему мы не взяли в пример другие страны, где, в том числе торгуют и маленькие магазины.
Вы знаете, давайте брать тогда комплексно в пример другие страны. Вот есть такая небольшая страна, где маленькие магазины, вот Австрия, в Вене. Попробуйте в Вене купить сигареты. Знаете, я был в Вене в командировке какое-то количество лет назад, когда ещё курил сам, это просто, извините, сума сойти можно, прежде чем там найдёшь место, где можно купить сигареты. Ни в одном магазине вы их не купите. Нигде на улице вы их не купите. В каких-то подворотнях специализированные действительно табачные лавки, лицензируемые, против чего у нас активно выступают поборники снятия административных барьеров, и только там вы можете затариться табаком. Впрок, не впрок, блок взять, коробку, но только там. Давайте комплексно.
 Из зала. Вот так сделайте и у нас. Кто против этого?
Вельмяйкин С.Ф. Далее.
Пепеляев Сергей Геннадьевич. Знаете, коллеги, вот Николай Фёдорович так вот подольше знает меня, я, в принципе, так или иначе участвую в различного рода написании и проведении законопроектов в Государственной Думе уже 11 лет, и на протяжении всех этих 11 лет, когда аргументы заканчиваются, всегда звучит аргумент "сам дурак". Всё хорошо, только текст непрофессиональный, написан плохо, дилетантами и студентами. Коллеги, много раз слышал, честно, абсолютно не трогает. Вот если есть конкретно что сказать и конкретно что предложить для улучшения текста законопроекта, готовы обсуждать. А аргументы типа вот полная помойка и выкинуть надо, вот честно, даже просто не тратьте силы и ресурсы.
Далее. По поводу сигарет про запас. Вы знаете, конечно, сигареты можно купить про запас. Наверное, вы их будете и носить про запас. То есть как-то вот блок сразу в сумочку или портфель положил и с блоком ходишь. Давайте мы всё-таки не пытаться фантазировать на тему того, каким образом себя ведёт потребитель.
Отсутствие в законе про медицинскую помощь. Вы знаете, в законе на самом деле есть про медицинскую помощь. Но вот Сергей Геннадьевич, к сожалению, ушёл. Я его хотел поздравить с тем, что он, наконец-то, включился в оценку законодательства о медицинской помощи. А вот опять сидящий рядом со мной Николай Фёдорович, с которым мы некоторое время назад очень бурно, и Сергей Борисович Дорофеев, принимали закон об основах охраны здоровья граждан, наверное, подтвердят мои слова, что все те нужные слова, которые есть про медицинскую помощь, они есть в базовом законодательном акте на эту тему.
На самом деле я это как критику воспринимаю. Если мало, мы напишем и про медицинскую помощь ещё и в этом законе. Только это не исказит его других мер, которые имеют другую направленность.
Далее. Вадим Алексеевич вернулся, спасибо. Я думал, вы ушли, честно говоря, расстроился. Вы знаете, у меня вот по одному. И господин Варварин упоминал по поводу минимальной цены.
Действительно, нигде в мире минимальная цена в качестве инструмента не используется. Просто, к сожалению, ни одна другая страна в мире с Таможенным союзом, с Беларусью и Казахстаном не связана. А там, к сожалению, у государств, при всем уважении к ним, к их политике их правительства и к их суверенитету, но пока у правительств не хватает силы воли для того, чтобы проводить нормальную и акцизную и антитабачную политику. Поэтому нам эта мера на переходный период, пока мы не договоримся с соседями по Таможенному союзу, нужна, именно минимальная цена. 
И в порядке ремарки. Конечно, мягкое, очень мягкое выступление Вадима Алексеевича меня, честно говоря, сильно обеспокоило. Я подумал, что, наверное, мы где-то не дорабатываем, если коллеги так себя комфортно при обсуждении этого документа чувствуют.
Значит, далее. Ну, собственно, по поводу выступления господина Варварина. Все сказал, что хотел.
Андрей Иосифович Лоскутов. Вы знаете, я считаю, конечно, что на Волгоградском тракторном заводе рабочему надо возможность дать выкурить сигару. И я уверен, что именно вот рабочие Волгоградского тракторного завода, они и являются основными потребителями сигар. Но если вдруг случайно на Волгоградском тракторном заводе есть рабочие, которые сигар не курят, мне кажется, что они должны иметь право конституционное на благоприятную окружающую среду. И меня, честно говоря, порадовало в ваших словах то, что вы сказали, что вы сказали, что в принципе даже в такого рода коллективах, традиционно очень специфичных с точки зрения отношения к курению, всё-таки появляются специально оборудованные места, где курящие люди имеют возможность получить свою дозу никотина, не ущемляя при этом право других людей на то, чтобы те просто дышали нормальным чистым воздухом.
Из зала. Это надо записать в закон.
Вельмяйкин С.Ф. Это записано в законе. Меня здесь упрекали в том, что я его недостаточно хорошо знаю. Я его достаточно хорошо знаю, поверьте, даже слишком местами. Мы предусмотрели право собственника такого рода зданий и сооружений устанавливать специально оборудованные места для курения. Мы сделали изъятие только для учреждений медицинских, образовательных и так далее. То есть там курить нельзя будет тотально. А что касается, например, завода, конечно, на нем можно будет оборудовать курилку.
И вот здесь прозвучал тезис, я не помню, кто его сказал, что мы предполагаем, что через год или через два у нас не останется курящих людей. Ну, Господь с вами! Конечно, мы так не предполагаем. Мы на самом деле стоим ещё, но не в начале, слава богу, предпринимались меры и раньше, там степень их эффективности по-разному оценивается. Но несильно далеко от старта ушли очень большого пути. И вот с этих 40 процентов потребления табака нам очень долго идти нужно, хотя бы до среднеевропейских 24.
Поэтому права тех людей, которые сейчас, по сути, курят, это их идейный выбор, возможно. Возможно, никотиновая зависимость, от которой они не могут избавиться. Мы им помощь предлагаем, но при этом, если это их выбор, да, они будут иметь возможность потреблять свой никотин, не нарушая при этом возможности, пятый раз уже повторяю, права других на, так сказать, чистый воздух.
И последнее, знаете, что хочу сказать уже, извините, от себя, перед тем как Николай Федорович подведет итоги? Минэкономразвития данные. Численность трудоспособного населения, причем данные до 2025 года. Это уже не прогнозы, это, собственно говоря, те дети, которые уже сейчас, даже включая тех детей, которые уже сейчас родились и в детский сад ходят. То есть это абсолютно никаких фантазий.
У нас с вами за ближайшие 13 лет численность трудоспособного населения сократится на 9 миллионов человек. Причем это сокращение в ближайшие четыре года будет происходить на миллион ежегодно. Просто вот давайте в эти цифры вдумаемся. Я все понимаю про экономические интересы, про права курильщиков, про то, что мы должны возможность малому бизнесу развивать этот бизнес.
У меня, кстати, призыв к малому бизнесу и к тем, кто координирует этот бизнес на федеральном уровне. Коллеги, на давайте вместе подумаем. Может быть, мы можем помочь малому бизнесу перепрофилироваться и торговать чем-то другим? Понятно, что торговать цветами проблемнее. Почему проблемнее? Скоропортящийся товар, капризный и понятно, что купить блок сигарет и какое-то время ждать, пока он разойдется, гораздо проще. Но давайте мы поймем, что у нас на одной чаше весов - экономические интересы, а на другой чаше весов - но это уже даже не здоровье, это просто вымирание, ну реально вымирание.
Мы не упертые, мы не твердолобые, мы готовы к диалогу. Но просто пока тот диалог, который происходит, он напоминает просто наотмашь: да останьтесь вы от нас со своими мерами, давайте штраф увеличим. Да вы спросите у Герасименко, сколько раз он выходил с инициативой увеличить или хотя бы установить эти штрафы. Спасибо.  
Председательствующий. Спасибо.
Уважаемые коллеги, подходим к завершению.
Первое. Я хотел сказать, что любой парламент мира парламентские слушания проводит, чтобы выслушать (я имею в виду демократические парламенты, а не в странах диктатуры), чтобы услышать все точки зрения, включая точку зрения меньшинства, которое, допустим, защищает курение. И поэтому нельзя говорить, что нельзя приглашать. Это не тусовка. Это серьёзное государственное дело.
И даже некоторые прозвучали... Вот даже мы сидим и с Сергеем Фёдоровичем обменивались... Может быть, на селе 25 метров можно и посмотреть. Можно просто обозначить без количества квадратных метров. Потому что действительно, если в деревне... А кто знает село, одна-единственная там точка... И разъездной нельзя, если есть стационар, и там нельзя. Поэтому здесь есть, над чем подумать.
Второе. Некоторые вот тут выступали... Я не буду всё... Вот Сергей Борисович предлагает, допустим, запретить продавать сигареты не ближе, чем 500 метров, кто-то ещё - километр.
Когда вводили эту норму, просчитали, что в Москве даже 200 метров нельзя вводить, потому что через каждые 150 метров есть магазины. Поэтому можно написать что угодно, но вопрос в том, будет она реализовываться или не будет.
Следующее. Я уже говорил о том, что есть определённые недостатки в законе. Не бывает абсолютных законов. И Шабашов говорил, и другие, и все, что нельзя курить в лечебных учреждениях.
Так же, как я не поддерживаю, допустим, Желнина Вадима Алексеевича, когда он предлагает для больных делать курительную комнату. Тоже нонсенс.
Привыкайте, что скоро (и я считаю, это очень важно) мотивы... Что у человека, который курит, у него должна быть дороже страховка. Он заранее идёт на то, что он будет чаще болеть. Дальше. Ему могут отказать в плановой помощи, потому что смысла нет ставить стэнт, если он продолжает курить.
Я сам курил 30 лет. Уже не курю 15 лет. Я знаю, как в больницах всё это делается. Так? Многие ложатся в больницу даже, чтобы бросить курить. Часто бывает так. Как мужик, пока гром не грянет, не перекрестится. И создавать курительные комнаты для этого просто нельзя.
Поэтому кто говорит, что закон нужно принимать таким, как он есть... Это самый худший вариант. Всегда, когда мы принимаем законы, смотрим все их стороны. Так?
И следующее, второе. Очень важно, чтобы закон заработал. Я с этого и начинал разговор. И когда мы проводили (Всемирная организация здравоохранения) совещание с экспертами... Чтобы закон заработал, нужны механизмы. В этом законе практически механизмов нет. Там только в основном нормы непрямого действия. Поэтому, когда говорят, что давайте через три года...
Вот Максима нет... Я знаю, почему Желнин Вадим Алексеевич так хорошо к закону относится. Потому что он прекрасно знает: не примутся эти акты, закон повиснет, просто повиснет. Ни штрафов нет, ни нормативов нет, ничего нет... Ничего нет, поэтому давайте тогда не принимать.
Это самый лучший подарок производителям табака, если мы не будем принимать. Это самое главное, потому что этот закон даже легче пропустить... А лоббистов не там ищут, не в Думе Государственной, когда говорят о том, что вы проверьте, что он представил, что он сделал именно сейчас. А в других местах, которые будут противодействовать внесению в КоАП штрафов, в акцизы, в рекламу, и другие, и другие...
Поэтому Комитет по охране здоровья... Я уже высказал, однозначно все депутаты, независимо от фракционной принадлежности, поддерживают данный законопроект.
В основном у нас два посыла сейчас в рекомендации, а мы сейчас обсудим и на комитете уже доработаем данные рекомендации. Комитет по охране здоровья подготовит и сейчас в понедельник, наверное, на Совете Думы будет обсуждение, и направит законопроект в регионы для внесения предложений и замечаний. Установит сроки первого чтения, будем готовиться.
И второе, очень важное и, кстати, опять же надо знать технологию законодательства по Регламенту Государственной Думы и правительства: если закон не прямого действия, всегда (и уже было записано) вносятся законы, которые регулируют нерешенные проблемы. Это понятно? Поэтому второе очень важно - это обращение в правительство, чтобы в наиболее короткое время был внесен один закон, который, как у нас часто называется: "О внесении изменений и дополнений в такие-то законы: КоАП, реклама, Таможенный кодекс, закон "О торговле" и так далее, так далее.
К сожалению, ещё вот здесь тоже нет, многие не говорили, у нас перестали лицензироваться производство и продажа табака, которые во многих странах лицензируются. Если в ряде стран наказания какие, чего боятся все продавцы, владельцы ресторанов? Штраф и второе - отъем лицензии на продажу. Закрывается. Вот это тоже важный момент, которого здесь не хватает.
Поэтому мы проект рекомендаций, который вы раздали, все, наверное, его прочитали, доработаем. Но два главных предложения я озвучил. И самое основное - это в кратчайшее время, когда это будет - ко второму либо к третьему чтению внести хотя бы в план тех законопроектов, которые будут в ближайшее время доработаны.
И самое главное - чтобы эти законопроекты, которые будут включать механизм работы этого закона, должны быть приняты в течение 2013 года. Иначе просто закон не будет работать. А если закон не будет работать, как вот предлагал Максим Мищенко, через три года начать работать, то тогда можно похоронить весь этот законопроект.
Всё. На этом всем спасибо.
Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal